9 января 2019Под стук колес… Воспоминания

Почти 30 лет отдал обеспечению безопасности на транспорте полковник милиции в запасе Василий Пулинович. Начинал карьеру в середине 70-х инспектором уголовного розыска, а закончил ее в начале нулевых первым заместителем УВДТ МВД. На примерах из практики Василий Петрович рассказал о динамике преступности на объектах транспорта в разное время:

– Горячая пора для нас началась в 80-е. Злоумышленники, как говорится, воровали вагонами. А будучи сотрудником отдела по борьбе с преступными посягательствами на грузы, часто работал над раскрытием крупных хищений на железной дороге. Интересным было дело о кражах 20-тонных контейнеров на станции «Колядичи». Водитель автокомбината Иванов в сговоре с приемо-сдатчиком станции вывозил контейнеры с дефицитной продукцией в слуцком направлении.

Стоит отметить, что в то время было непросто приобрести некоторые товары народного потребления. Чтобы купить холодильник или телевизор, приходилось немало времени простоять в очереди.

– Как выяснилось, для сбыта краденого водитель склонил к участию в преступной схеме заведующую местным магазином. Она объясняла жителям окрестностей, желающим приобрести дефицитные вещи, что имеет связи на предприятиях в Минске, и принимала заказы на поставку им телевизоров, холодильников, морозильников и другой бытовой техники, к тому же по невысоким ценам. Сарафанное радио работало отлично, от клиентов не было отбоя.

Участники преступного трио умудрились похитить пять контейнеров. При задержании злоумышленников было изъято два грузовика нераспроданного товара. Выявленным покупателям дефицитной техники тяжело было объяснить, почему необходимо вернуть столь ценные приобретения, за которые они отдали последние деньги. Воспользоваться преступным доходом из всей троицы успел лишь Иванов: он купил себе новый «Москвич» и жил на широкую ногу. Переехавший в Минск из Калининградской области расхититель госсобственности оказался еще и мошенником: при трудоустройстве на автокомбинат подделал документ – вписал себе в паспорт двоих несуществующих детей, чтобы не платить «налог на бездетность». Он и его подельники были приговорены к различным срокам заключения с конфискацией имущества.

– Интересный случай произошел в 1994 году с семейной парой из Москвы. Муж и жена были минчанами, но переехали на ПМЖ в российскую столицу. Когда мужчина получил в наследство двухкомнатную квартиру в центре Минска, за ненадобностью ее было решено продать. Для этого супруги на несколько дней приехали в Беларусь. После совершения сделки жена вшила полученные пачки наличности, 40 тысяч долларов, в белье, и пара на поезде отправилась в Златоглавую. После ночи в пути семья очнулась с головной болью и без денег, а предыдущий день полностью выпал из памяти. Было очевидно, что для совершения кражи кто-то подмешал потерпевшим снотворное. В то время такой способ хищения не был редкостью.

Супруги обратились к милиционерам на станции «Москва-Белорусская». Те взяли объяснения и предположили, что преступление было совершено на участке от Минска до Орши, в связи с чем направили потерпевших в этот райцентр. Тамошние стражи стальных магистралей, в свою очередь, посоветовали обратиться в Минский ОВДТ. К тому времени уже прошло несколько суток с момента преступления, и события злополучного дня начали всплывать в памяти москвичей.

– Мы пошагово проследили всю цепочку событий, начиная от получения денег в банке, и вышли на след подозреваемых. Оказалось, что у продавца квартиры в Минске жила двоюродная сестра, с которой он общался крайне редко. Однако когда родственница узнала о продаже жилья, радушно пригласила брата с женой в гости, накрыла шикарный стол, а также уговорила супругов ехать домой на поезде, который шел позже, объяснив это желанием провести больше времени с ними. Она сама поменяла билеты, вместе со своей подругой помогла невестке спрятать деньги, а также незаметно подсыпала родственникам клофелин. Одурманенных гостей заботливо подвезли на вокзал и посадили в вагон, где они сразу уснули. Подруга сестры взяла билет на этот же поезд до Орши, но смогла завладеть валютой еще до Борисова, где и покинула состав.

В 90-е были распространены кражи запчастей к тракторам МТЗ и грузовикам МАЗ. Поскольку железнодорожные перевозки – сфера, где все охраняется и контролируется, то в большинстве преступлений были замешаны должностные лица железной дороги и сотрудники военизированной охраны. Иногда злоумышленники действовали по схеме, неоднократно описанной в вестернах об ограблении поездов.

– Бывали случаи, когда на перегоне вдалеке от посторонних глаз между двумя рельсами ставили перемычку, чтобы загорелся красный сигнал светофора. По инструкции машинист немедленно останавливал состав. Пока он связывался с диспетчером и выяснял, можно ли продолжать движение, на поезд незаметно взбирались преступники, которые точно знали, в каком вагоне что перевозится. Далее, когда состав трогался, они в заранее определенном месте на ходу сбрасывали интересующий их товар, а сообщники на машине ехали следом и подбирали его.

Среди злоумышленников встречались не просто налетчики, пусть и работающие по наводке, но и аферисты, которые руководствовались принципом «если уж воровать, то миллион». Однажды правоохранителям поступила оперативная информация, что с днепропетровского завода по изготовлению труб в направлении Минска движется состав с продукцией предприятия, всего 15 вагонов, сопроводительные документы вызывают сомнения. Когда милиционеры начали работать с грузополучателем, выяснилось, что он в сговоре с сотрудником банка создал видимость внесенной предоплаты от несуществующей фирмы и надеялся завладеть всем товаром, который стоил огромных денег.

– В 80-90-е воровали все, – признается ветеран транспортной милиции. – Продукты питания, спиртное, одежду, обувь, бытовую технику, топливо, запчасти, шины. В первую очередь при совершении хищений под подозрение попадали должностные лица железной дороги. Ведь без сопроводительных документов почти невозможно было найти то, что нужно, в огромном количестве составов и вагонов. Чтобы непосредственно не участвовать в кражах и минимизировать для себя риски, нередко приемо-сдатчики товарных станций и бойцы военизированной охраны просто продавали информацию о перевозимых грузах.

Бывали случаи хищения топлива целыми цистернами. Работники, которые были «в теме», отправляли цистерну на какой-нибудь дальний тупиковый или редко используемый путь, куда подъезжал бензовоз и перекачивал ГСМ. В такой схеме задействовалось много людей: машинист, помощник, товарный кассир, узловой диспетчер, водитель бензовоза.

– При перекачке жидкости из 60-тонной емкости не нужно было даже насоса – из-за большого давления бензовоз наполнялся самотеком, цистерна заново опломбировалась и следовала дальше. Кроме материальных потерь, такие кражи несли большую угрозу безопасности перевозок. Если заполненная доверху емкость устойчива во время движения, то в полупустой или на треть-четверть неполной жидкость раскачивается и может опрокинуть цистерну. Это угрожает катастрофой всему составу. К счастью, до такого не доходило, недовесы выявлялись раньше.

Деловые связи сотрудников УВДТ выходили далеко за территорию Беларуси. Поскольку поезда формировались из различных вагонов по всему СССР, а впоследствии по всей России, нередко белорусские милиционеры выезжали в командировки, прослеживая весь путь утраченного груза. Провести две-три недели в разъездах по промежуточным станциям следования, доехать до Новосибирска, Владивостока или Хабаровска в поисках преступников для них было делом привычным.

– Взаимодействие с коллегами было налажено прекрасно: нас всегда тепло принимали и оказывали всевозможную помощь, ведь мы делали общее дело. Случалось, что и на территории Беларуси пропадали грузы, которые следовали с запада на восток. Тогда к нам приезжали восточные соседи в поисках утраченного.

Многие вопросы разрешались по телефонному звонку, без формализма и разведения бюрократии. В середине 90-х в Минский ОВДТ обратился иностранный дипломат, прибывший поездом из Москвы, который только после заселения в гостиницу обнаружил пропажу кейса с пятью тысячами долларов и важными документами. Когда мы позвонили в Москву, там быстро проверили информацию, обратились в вагонный участок (поезд только вернулся обратно), и начальник поезда отдала нашим коллегам утерянное. Так за пару часов и посредством одного звонка разыскали серьезную пропажу.
Орудовали в спальных вагонах и воры, в основном, выходцы из кавказского региона. Они вычисляли обеспеченных пассажиров, подсаживались к ним и подсыпали клофелин, похищали деньги и драгоценности, после чего выходили на ближайшей станции. Для выявления таких персонажей поезда сопровождали оперативные работники в гражданской одежде под видом обычных пассажиров, даже ловили «на живца», мастерски разыгрывая целые спектакли.

В пути много случалось и насильственных преступлений. Нередко пассажиры выпивали и могли устроить дебош и даже поножовщину.

– Однажды по прибытии в Барановичи электрички из Минска в одном из вагонов кто-то из сотрудников локомотивной бригады обнаружил бесхозную окровавленную сумку. Была получена информация, что трое нетрезвых молодых людей вели себя вызывающе, из-за чего хорошо запомнились пассажирам. Позже выяснилось, что пьяная троица решила ограбить гражданина Польши, но он оказал сопротивление. Тогда его ударили ножом и выбросили из поезда. Труп позже был обнаружен около путей. Всех подозреваемых задержали в течение нескольких часов, при них обнаружили вещи жертвы и польские злотые.

Вспомнил Василий Петрович и вопиющий случай, когда преступница пыталась воспользоваться железной дорогой для сокрытия следов жестокого убийства с расчленением.

– В новогоднюю ночь я был ответственным по УВДТ, и ближе к утру поступила информация об обнаружении фрагментов тела мужчины на путях станции «Мачулищи». Выехали с группой на место происшествия, начали осмотр. Характер следов расчленения тела не был похож на наезд железнодорожным транспортом, скорее указывал на удары топором.

Осмотрев прилегающую территорию, мы обнаружили след от полозьев саней с каплями крови, уходящий от путей в поле. Пошли по следу, который привел к дому менее чем в километре от станции. На заборе были развешаны свежевыстиранные коврики. Оказалось, что погибший проживал здесь с сожительницей в ее квартире. В его собственности была еще квартира в Минском районе. Женщина ради завладения недвижимостью благоверного убила его молотком, расчленила труп в ванной и с целью сокрытия следов вывезла останки на станцию, надеясь представить все как несчастный случай или суицид. Непонятно, как она рассчитывала получить права на его квартиру, ведь у мужчины был наследник – взрослый сын от первого брака. Впоследствии хладнокровная убийца была приговорена к 16 годам заключения, но так и не созналась в содеянном.

Александр ЛАТЫШ

Продолжение следует…