17 января 2019Опасные игры

На днях суд Первомайского района Минска огласил приговор участникам вечеринки, в ходе которой 19-летняя девушка погибла от употребления психотропа. Молодежи от 17 до 20 лет, студентам и абитуриентам, которые только поступили в университет в прошлом году, но так и не смогли приступить к занятиям, предъявлено обвинение за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ. Это громкое дело потрясло не только родителей, но и все общество. Как случается, что молодые люди оказываются на скамье подсудимых неожиданно для самих себя и своих близких? На что обратить внимание родителям, чтобы уберечь своих детей от проблем с законом, и как инспекторы работают с современной молодежью, рассказал заместитель начальника отдела профилактики УОПП ГУВД Мингорисполкома Евгений Абрамович.

Фото носит иллюстративный характер.


— Несмотря на век информатизации, дети в силу возраста и небольшого опыта не понимают опасности «игры» с наркотиками. Даже умные подростки, которые хорошо учатся, попадают в очень сложные ситуации из-за опасных веществ. Одни становятся зависимыми или погибают, другие — получают сроки лишения свободы. Я анализирую задержания несовершеннолетних и вижу на скамье подсудимых молодежь от 14 лет. Наркодельцы знают, что за распространение наркотиков дают большие сроки заключения, поэтому втягивают в свои дела несовершеннолетних. Чаще всего дети «попадаются», когда делают так называемые «закладки» наркотиков. Помню парня, который устроился на работу курьером за 1000 долларов в месяц, чтобы больше не просить у матери деньги. В личной переписке ему сообщили, что конкретно он будет доставлять. Он решился не сразу, но искушение оказалось большим, мол, заработаю на телефон и кроссовки — и все. Но попался. Родители же были уверены, что их ребенок просто молодец, гордились, что устроился на работу... Кажется, мы делаем все, чтобы донести школьникам информацию о том, какую опасность таит в себе употребление и распространение наркотиков. Проводим лекции в школах, гимназиях, колледжах, рассказываем и объясняем, но, к сожалению, разговоры не на всех влияют.

— Какие еще правонарушения распространены среди подростков?

— На самом деле очень разные. Однако чаще всего задерживаем детей за распитие спиртных напитков. Причина банальная — желание отведать алкоголь. Причем это никак не связано с тем, в какой семье воспитывается подросток. Попробовать запрещенное — свойство переходного возраста. Еще дети могут похулиганить, например, мусорки поразбрасывать или повредить транспортные остановки. Это такая бравада со стороны подростка, попытка заявить о себе обществу, коллективу...

Но хочу отметить, что современные дети системно не употребляют наркотики, в большинстве своем не пьют и не хулиганят. Случаются громкие дела, но это скорее исключение, чем правило. Помню, на моей ответственности был подросток, который сознательно выбрал криминальный путь: мол, буду криминальным авторитетом. И объясняли ему, что это не так, как в фильмах, которых он насмотрелся... Но парень на тот момент, к сожалению, уже потерял доверие к взрослым и поэтому оказался в спецучреждении.

— Каким образом дети попадают в спецучреждение?

— У нас как бывает? Подросток напился или украл что-то в магазине. Понимает — это плохо и его должны наказать. Его и в самом деле вызывают на комиссию. Он ждет, боится. А комиссия что делает? Старается выяснить причину такого поведения, чтобы помочь. Поговорили, пожурили на комиссии и все. На одного и действительно речь повлияет, на другого — нет. Вот у последних снова случаются нарушения. Спецучреждения — это как показатель того, что за правонарушение в нашем государстве рано или поздно придется нести ответственность. Если на ребенка не воздействуют ни разговоры, ни другие мероприятия, которые проводят инспекторы ИДН, то мы таких направляем в учреждение закрытого типа. Это еще не тюрьма, а учреждение образования. Там находятся подростки со всей страны, они живут под наблюдением педагогов и психологов круглые сутки. Конечно, есть ограничение в общении с друзьями и родителями. Обычно следующий шаг после этого — тюрьма. Но чаще всего дети, побывав в таком учреждении, стараются туда не возвращаться.

— Уже прошло больше года, как внесли поправки в закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Были ли они на пользу?

— Да. Во-первых сегодня стало гораздо меньше детей, с которыми необходимо проводить работу. Раньше у нас не было возрастного ограничения и сроков пребывания на учете подростков, совершивших правонарушения. Теперь все иначе. Мы можем проводить работу с детьми, которым уже есть 11 лет. Ведь сами понимаете, что в 7-10 лет ребенок еще не может осмыслить что плохо, а что хорошо. Но с 11 лет, мы считаем, к детям уже можно принимать меры воспитательного характера, например, направление в специальное воспитательное учреждение закрытого типа. Однако одиннадцатилетних у нас мало. Теперь сотрудники инспекции и образования могут уделять непростым детям больше внимания, чем раньше. Во-вторых, люди стали привыкать к тому, что мы уже не ставим подростков на учет. У нас просто есть дети, с которыми проводится индивидуальная профилактическая работа. Родители и сами дети стали относиться к нашей работе более спокойно. Если ребенок не нарушает закон, то обычно через год работа с ним прекращается. Правда, если он осужден, то находится под нашим наблюдением, пока не закончится исполнение приговора суда.

— Что вы имеете в виду, когда говорите, что проводите работу с подростками?

— Мы наших подопечных присоединяем к участию в различных мероприятиях. Посещаем детей дома и по месту учебы: одних — раз в месяц, других — каждую неделю. Сотрудник милиции сам выбирает форму работы, исходя из личных характеристик подростка. В жизни разные ситуации бывают... Часто детям просто не хватает мужского внимания, а инспектор может объяснить что-то подростку и как-то скорректировать поведение. Инспекторы, если есть необходимость, также контролируют процессы обучения... И если есть проблемы, вместе с педагогами, психологами стараются найти причину, например, почему молодой человек не делает домашнее задание или пропускает занятия. В таких случаях ребенок видит, что его контролируют, с ним разговаривают, рассказывают о последствиях его поведения. Понимаете, перспектива попасть в специальное учреждение или тюрьму никого не прельщает. Правда, это только один из удерживающих факторов для ребенка. Нашей задачей скорее вижу выявить причину недопустимого поведения.

— Вы говорили, что инспекция проводит мероприятия...

— Да. Мы стараемся организовать досуг детей. Проводим различные спортивные турниры по футболу, хоккею, волейболу... Летом у нас проходит масштабное мероприятие под названием «Лето — пора активная!», когда мы вместе с детьми посещаем музеи, аквапарки, зоопарки, кинотеатры... Во время этой акции в нашем городе отмечается снижение подростковой преступности. Также предлагаем детям во время каникул патриотические лагеря, которые работают уже не первый год. Стали активно сотрудничать с БРСМ, например, в прошлом году они проводили для наших детей лазертаг, а также турниры по футболу и теннису. Конечно, вместе с детьми играли и наши инспекторы. Такие мероприятия объединяют, между инспектором и подопечным возникает доверие. Это важно в нашей работе.

Вообще стараемся занять свободное время каждого подопечного с учетом его интересов. А то у нас как бывает — мама сказала, например — «Ходи на бисер», — и все! Ну, не хочет этот ребенок ходить «на бисер». Часто основной проблемой «тяжелого подростка» является его незанятость. Таких мы направляем, например, в Центры, дружественные подросткам, да в общем вариантов много. Когда у подростка появляется заинтересованность в чем-то, то проблемы решаются сами собой.

— Другими словами, вы делаете то, с чем не справились родители?

— Я сказал бы, что помогаем родителям направить ребенка в нужное русло. Когда собирается комиссия, каждый субъект профилактики, а это педагоги разных уровней, психологи и другие специалисты — предлагать свои ресурсы. По разным причинам не всегда родители могут организовать досуг детям. Бывает, просто не позволяют финансы, отсутствие бабушки или дедушки, которые могут контролировать детей, — и подросток остается один, без интересов и необходимого ухода.

В общем, нет одинаковых подростков. Они все разные. Индивидуумы. Достучаться до них, найти тот самый ключик, склонить к себе, вызвать доверие — это и есть работа инспектора. Всегда нужно мониторить ребенка. Что ему интересно, чем занимается... Страница в социальных сетях многое говорит о подростке. И наши инспекторы все это изучают, чтобы «вытащить» ребенка, найти его интересам законный выход.



Наталья ТАЛИВИНСКАЯ, газета "Звязда"