24 августа 2018Социальный репортаж

Расписание уроков, где главное - перемены… в судьбе

В тюрьме № 8 (Жодино) содержатся более тысячи осужденных. Есть здесь и несовершеннолетние, ожидающие судебных решений

Заместитель начальника тюрьмы по исправительному процессу подполковник внутренней службы Иван БАРТОШ поясняет: обычно здесь находятся от десяти до 20 ребят младше 18 лет. Эта категория немногочисленна: в стране самая строгая мера пресечения в отношении юных правонарушителей применяется лишь в крайнем случае. Например, в прошлом году сюда были этапированы около 60 подростков. Время пребывания - от месяца до полугода.

Необычные школьники
У большинства ребят сложные характеры. С каждым проводятся индивидуальные беседы, организовываются и коллективные встречи. Эта работа требует высокого профессионализма, стрессоустойчивости и немалых усилий от старшего инструктора и двух инструкторов по воспитательной работе со спецконтингентом старших лейтенантов внутренней службы Светланы Дайнеко, Сергея Янковского и Дмитрия Баталенко, а также начальника отделения психологического обеспечения старшего лейтенанта внутренней службы Юлии Кабаковой, старшего психолога майора внутренней службы Павла Кадышева.

Несовершеннолетние - одна из самых непростых категорий. Присущие молодежи максимализм и импульсивность нередко мешают юношам и девушкам задуматься над своим поведением, прислушаться к советам взрослых. Иван Бартош помнит случай, когда подросток после заседания суда вернулся в приподнятом настроении, хотя его виновность в распространении наркотиков доказали и вердикт вынесли суровый - десять лет лишения свободы. Парень тешил себя надеждой, что к моменту его освобождения появятся более совершенные способы сбыта дурмана.

Во время нахождения в СИЗО следственный изолятор ребята оторваны от процесса обучения. Чтобы вчерашние школьники не отставали от программы, педагоги присылают по электронной почте задания, а потом проверяют выполненные работы и выставляют в журнал отметки. Выпускники 9-х и 11-х классов сдают экзамены комиссии из своего же учреждения образования. В этом году аттестаты получили двое.

- Молодые люди не могут прочувствовать торжественной и волнующей обстановки выпускных экзаменов, - говорит Иван Иванович. - Пожалуй, больше всего эмоций испытывают учителя, когда видят, как их учеников ведут в класс под конвоем. К слову, педагоги оказывают большую помощь, взаимодействуя с нашими воспитателями, ведь могут объективно рассказать о ребенке, его семье и окружении. А для сотрудников отдела исправительного процесса такая информация очень важна.

Вместо учебников - кодексы
Подробнее об обучении в учреждении рассказала Светлана ДАЙНЕКО. Она составляет расписание занятий на месяц - как правило, по два урока ежедневно: русский или белорусский язык и литература, история, география. Светлана Николаевна распределяет задания и проверяет, как они выполняются.
В точных и естественных науках - математике, химии, физике, биологии - подследственные разбираются сами, используя учебники и дополнительные материалы из Интернета, которые инспектор приносит в учреждение. Подростки могут получать книги без ограничений. Литература попадает в изолятор из дома, школы и даже из Национальной библиотеки.
Офицер делает всё возможное, чтобы заинтересовать ребят учебой, однако считает: нельзя в полной мере наладить образовательный процесс без квалифицированного педагога. К слову, сегодня на законодательном уровне решается вопрос о том, чтобы школьные преподаватели могли приезжать в изолятор и обучать несовершеннолетних.

Как показывает практика, учебникам подростки предпочитают нормативные правовые акты: интересуются информацией, которая касается их дела и может пригодиться на предстоящих судебных заседаниях. Сотрудники тюрьмы по просьбе также могут выдать уголовный и уголовно-процессуальный кодексы, разъяснить, что должна содержать в себе апелляционная жалоба и каков порядок обращения в государственные органы, помочь с юридической литературой. В области права подопечных консультируют адвокаты.

Исправление словом
В свою очередь сотрудники отдела исправпроцесса стараются дать несовершеннолетним максимум информации о воспитательной колонии № 2 (Бобруйск), куда тех чаще всего направляют после завершения следствия. Также в изоляторе проводятся разнообразные коллективные мероприятия - от диспутов о влиянии вредных привычек на здоровье до интеллектуальных игр с вопросами из школьной программы. Иногда подопечные сами просят организовать викторину или беседу по интересующей теме, например, из области уголовно-процессуального законодательства или психологии. Светлана Дайнеко старается делать упор на антинаркотическое просвещение, ведь многие ребята заключены под стражу по подозрению или обвинению в распространении запрещенных веществ.

- Среди них небольшой процент наркозависимых. Почти все из неблагополучных семей, - делится наблюдениями старший инструктор. - Такая тенденция объяснима: обездоленным подросткам сложно отказаться от легких денег, чем пользуются организаторы незаконного промысла в поиске новых дилеров смертоносного товара. Жаль ребят, которые по глупости попадают под влияние подобных дельцов. Как-то по одному из уголовных дел проходила группа из шести человек, в том числе две девочки и мальчик, не достигшие 18 лет. Они очень переживали за причиненные близким страдания и сожалели, что согласились заработать подобным путем. В итоге несовершеннолетние получили сроки лишения свободы вплоть до 11 лет. Взрослый подельник, втянувший их в нелегальный бизнес, казалось, даже радовался суровому приговору. А в одной из бесед высказался, что его-то двое детей точно не свяжутся с наркотиками благодаря хорошему отцовскому воспитанию.

Старший лейтенант внутренней службы старается найти подход к самым сложным характерам. Рычагов влияния на подопечных немного, самый строгий вид взыскания - объявление выговора. В нелегком труде воспитателям помогают сила слова и дар убеждения. Светлана Николаевна говорит, что в общении с конфликтными подростками нужно вести себя сдержанно, уметь держать удар - грубияны быстро успокаиваются, когда не встречают ответной реакции.


У каждого своя история
Юлию КАБАКОВУ (на снимке) застаем в учебном классе, где четверо ребят по-взрослому рассуждают о совершенных проступках, о будущем, о жизни.

Неоднократно судимый Антон (здесь и далее имена героев изменены. - Ред.) без малейшего смущения рассказывает об имеющихся на его счету злодеяниях. На свободе промышлял воровством, хулиганил, а однажды совершил ДТП, причинив травмы ни в чем не повинному человеку. Суд был снисходительным к несовершеннолетнему, однако должных выводов парень не сделал. Недавно при помощи кулаков хотел разрешить конфликт со знакомым, и ситуация закончилась возбуждением уголовного дела. Антон допускает, что на этот раз ему придется отбывать наказание в колонии. Такая участь не пугает: подросток знает, что получит там образование и будет обеспечен всем необходимым.
Его сосед по парте Юрий немногословен. По мнению подростка, в изолятор он попал из-за отчима. Как-то ночью парень взял у него автомобиль покататься по городу. Чтобы проучить пасынка, мужчина обратился в милицию с заявлением об угоне. Парень не считает свой поступок преступлением и надеется избежать строгого наказания.

Своя история и у Вадима. За хранение наркотиков он отбывал наказание в виде ограничения свободы без направления в ИУОТ исправительное учреждение открытого типа, но игнорировал многие правила: гулял с друзьями допоздна, выпивал и не приходил отмечаться в УИИ. Юношу не раз предупреждали об ответственности по статье 415 УК Уголовный кодекс, однако тот был уверен: его просто хотят напугать. После 11 нарушений в отношении молодого человека возбудили уголовное дело.

Никита попал в изолятор за то, что поджег деревянную дверь в подъезде. Признается: он никому не думал причинить вред - хотел лишь понаблюдать за тем, как тушат пожар. Позже во всём сознался милиционерам и к тому же поведал о совершенном ранее аналогичном злодеянии.

Помочь раскрыться личности
- У Антона ярко выражены черты лидера, Юрий - его ведомый, Вадим занимает нейтральную позицию, а Никита в этой компании изгой, - объясняет начальник отделения психологического обеспечения после занятий. - Особенности каждого нужно изучить детально, иначе все старания окажутся напрасными. На групповых занятиях ребята учатся бесконфликтному поведению и уважению к окружающим. Но всё же основная работа построена на индивидуальном подходе к личности. Например, Никита поначалу не шел на контакт ни с ровесниками, ни с представителями администрации, был замкнутым и в школе. Благодаря проведенным тренингам парень научился говорить публично, высказывать свою точку зрения и придерживаться ее.

Похожих примеров в практике Юлии Кабаковой немало. Однажды проводила с подопечной занятия по действиям в стрессовых ситуациях. Девочке так понравилось работать над собой, а главное - видеть результат, что она твердо решила быть психологом. Офицер охотно стала наставником для несовершеннолетней на время ее пребывания в изоляторе, приносила тематическую литературу, помогала разобраться в нюансах этой науки.

Юлия Николаевна признается: приятно наблюдать, как подопечные обретают веру в себя, начинают по-новому смотреть на жизнь.

Среди подростков немало талантливых ребят. У офицера хранятся их работы - рисунки, стихи и поделки, глядя на которые, она может многое сказать о психологических особенностях авторов. Так, на одной из картинок шипы указывают на агрессивность, недостаток деталей - на депрессивное состояние, а их заштрихованность - на беспокойство. К слову, методы рисуночного проецирования специалист активно использует при первоначальной диагностике личности.

Старший лейтенант внутренней службы говорит: времени, проведенного в учреждении, недостаточно для реализации большинства психологических программ. Для закрепления результата работа с трудными подростками должна продолжаться и по их возвращении домой. Также важна поддержка родителей. Однако зачастую те игнорируют рекомендации специалиста, ошибочно полагая, что лучше знают о психологических потребностях детей. Случается, разгневанные мамы присылают в изолятор письма, где грозятся отказаться от детей-преступников, унижают сыновей и дочек.

В таком случае офицер подсказывает подопечным, как писать ответ, который поможет растопить сердца близких людей и вернуть потерянный контакт.

И в целом воспитатели делают всё возможное, чтобы изменить мировоззрение каждого юного подопечного, помочь разобраться в себе, научить жить правопослушно.


Тамара ГОРЛАЧ.
Фото Альберта ЕРМАКОВА, газета "На страже".