15 марта 2018Автобизнес 90-х глазами ветерана угро: элитные иномарки, дерзкие угонщики и сварщики-«ювелиры»


На заре 90-х в Беларусь начали массово поступать подержанные автомобили из-за рубежа. Несмотря на дороговизну добротных иномарок и экспортных моделей советских машин, спрос на них оказался высоким. Быстрыми темпами формировался новый для стран СНГ бизнес. Вместе с тем прибыльное дело мгновенно приобрело криминальный оттенок.

О том, как оперативники выявляли «серые» схемы автодельцов и раскрывали кражи транспорта, рассказал Анатолий Белоцкий, возглавлявший в 1986-1995 годах отдел по раскрытию имущественных преступлений УУР УВД Мингорисполкома.

Криминальные кооперативы и «золотые руки»
– В то время в Минске и пристоличье массово появлялись авторемонтные кооперативы. Нередко их работники оказывались причастными к криминальному автобизнесу. Поэтому при отработке различных гаражей и СТО мы обращали внимание на обрезки металла, которые предназначались для сдачи на лом, – говорит Белоцкий. – Среди вторчермета можно было найти фрагменты угнанных авто. Ремонтники очень быстро разбирали украденные машины, а кузова разрезали на металл. Часть деталей под видом новых устанавливали на машины клиентов втайне от них, а оставшиеся поставляли на рынок.

При проверке одного из кооперативов сыщики обнаружили остатки кузова новых «Жигулей» шестой модели зеленого цвета. В одном из фрагментов милиционеры обнаружили повреждение, заклеенное куском газеты «Правда» с помощью эпоксидной смолы.

– Я вспомнил, что такую примету вносил в картотеку похищенного и угнанного транспорта, где на тот момент насчитывалось несколько таких «шестерок». В итоге при осмотре кузовного фрагмента один из потерпевших подтвердил, что деталь – часть его угнанной машины. Это дало нам возможность основательно проверить кооператив и изобличить преступную группу, занимавшуюся кражей и разборкой автомобилей.

По воспоминаниям ветерана угро, подобные картотеки – редкость для того времени. Базы в виде компьютерных программ только начинали зарождаться, однако их использование упрощало анализ и выборку схожих преступлений. Туда заносили всю информацию: время, место и обстоятельства кражи, особые приметы ворованных машин, украденные с автомобилем вещи и т.д.

– Еще запомнился один кооператив, работники которого поразили смекалкой. Наш отдел получил информацию, что следы ворованных в Минске автомобилей ведут в район Марьиной Горки. Выехали туда, начали расспрашивать местных жителей под видом клиентов, как работает знаменитая в тех краях мастерская, качественно ли там выполняют ремонт. По словам опрошенных, в кооперативе работают чуть ли не волшебники: условно, сегодня загоняют в бокс сильно битую машину, назавтра отдают довольному заказчику авто в идеальном состоянии, почти новое.

Слава о мастерах на все руки быстро передавалась сарафанным радио. Как выяснилось, ушлые дельцы просто похищали точно такие же машины, как и нуждающиеся в ремонте, очень качественно вваривали в них номер кузова и отдавали клиентам ворованные авто вместо аварийных. Подмену никто не замечал. Битые же машины разбирали на запчасти. Подобных кооперативов с «темной стороной» деятельности были десятки.

– К слову, мастера, способные искусно переварить части с номерами кузовов, чтобы такая врезка не вызвала подозрений, были на вес золота. Хорошо помню одного умельца, который участвовал в преступной группе исключительно в качестве сварщика. Когда мы его задержали, он пошел на контакт, рассказал, показал, как делается эта «ювелирная» работа. Когда его осудили, то в исправучреждении без дела мастер такого уровня не остался. Работал сварщиком в автомастерской, встал на путь исправления, режим отбытия наказания для него максимально смягчили. Позже в процессе разработки очередной группы мы снова вышли на него, отбывающего наказание. Этот «ювелир» взялся за старое и переваривал номера кузовов прямо в стенах мастерской, принадлежащей колонии.

Награждение руководством УВД Мингорисполкома (Белоцкий А.В. слева)

«Дружба народов», воры-неудачники и леди-босс
Со временем преступные группы становились все более организованными, технически оснащенными, интернациональными. Учитывая географическое расположение Беларуси, в нашу страну приезжали на «гастроли» россияне, украинцы, прибалты, кавказцы.

– Можно отметить интересный нюанс: похищенные в Беларуси авто отправлялись на бескрайние просторы России, а оттуда к нам поступали украденные у россиян, такой вот обмен получался. А когда на чужой территории хотели «поработать» приезжие автоворы, то они обязательно спрашивали разрешение у местных, – делится знанием криминального мира Анатолий Васильевич.

Через нашу страну перегоняли ворованные машины с запада по поддельным документам, легализовывали и отправляли дальше на восток. Группы автоворов насчитывали от 5 до 10 участников, среди других видов преступников выделялись четко выстроенной организацией, распределением ролей, тщательной подготовкой к каждой вылазке, высокой мобильностью и, если можно так выразиться, были интеллектуалами. Они умели «найти подход» к должностным лицам различных ведомств, что существенно облегчало им процесс легализации краденых авто.

– Процесс распутывания «серых» схем разжигал профессиональный азарт во мне и моих коллегах, всегда держал в тонусе, что позволяло работать сутками напролет, – признается бывалый сыщик, и в подтверждение в глазах загорается огонек. – Мы не знали, что такое выходные, отпуск или больничный. Но приобретенный опыт, знание привычек, способностей и почерка множества преступных групп позволяли довольно серьезно противостоять автоворам. Мы могли разоблачить 20-25 организованных групп в год. Это было очень интересно – перехитрить хитрых бандитов.

Не обходилось в этой серьезной работе и без курьезов. Однажды к Анатолию Васильевичу обратился начальник уголовного розыска Минского РОВД Районный отдел внутренних дел и рассказал, что около Минского моря в лесу обнаружена брошенная иномарка, которая в районе как похищенная не значится. Коллеги держали засаду уже трое суток, никто за ней не приходил. Городские опера решили помочь, сменить в засаде товарищей.

– Собрали группу, приехали на место, где должны были встретиться со сменяемыми. Друг друга лично мы не знали. Видим двоих парней, подходим, здороваемся, спрашиваем, как машина, все ли нормально. Они отвечают, что машина хороша, нам должна понравиться. В этот момент закрались мысли, что это не наши коллеги, не похожи они на сотрудников, слишком молодые. Быстро переключился и начал осторожно им подыгрывать. Пока шли к машине, я убедился, что это автоворы. В том месте они ждали покупателей, которых тоже не знали в лицо, и приняли нас за них, попутно рассказав еще о двух краденых машинах, которые могут нам продать. Здесь же, прямо около похищенного автомобиля, который они сами нам подробно разрекламировали, мы их и задержали.

«Богатой» на бандитов была Гомельская область. В Минске в начале 90-х орудовала группа из Речицы. Среди участников ОПГ была жена главаря банды – учитель начальной школы. В отличие от других групп, которые старались работать скрытно и тихо, эти были дерзкими, чем и запомнились нашему герою: в остановившуюся на светофоре машину жертвы подсаживался один из преступников (а двери, как правило, на ходу не запирали) и под угрозой оружия командовал ехать за город. Там водителя высаживали и привязывали к дереву, чтобы не мог сразу позвать на помощь. Машина незамедлительно выдвигалась в сторону России на максимальной скорости и через несколько часов пересекала границу. В одной из подобных поездок главарь банды погиб в ДТП.

– Каково же было наше удивление, когда мы задержали всех участников и начали проводить допросы, то выяснили, что после его смерти у руля стала его жена, та самая учительница младших классов, и матерые уголовники слушались ее беспрекословно. Кстати, гибель руководителя «речицких» не была случайной. Он перегонял в Минск похищенный в Москве автомобиль. На трассе в районе Борисова пришлось резко тормозить на высокой скорости. Тормозные шланги лопнули, машина ушла в кювет и много раз перевернулась. При проведении экспертизы стало понятно, что шланги были подрезаны специально и очень грамотно, чтобы неисправность не выявилась в начале поездки. Была версия, что машину украли, не спросив согласия московских «коллег», и те, таким образом, отомстили за проявленное неуважение.
Была на счету сотрудников отдела и группа, в которой состояли спортсмены известной команды республиканского уровня. Похищенные в Беларуси автомобили они перегоняли для продажи в Польшу. Когда с ними начали плотно работать, выяснилось, что организаторы, которые были матерыми преступниками, поставили спортсменов в зависимость из-за вымышленного долга («на счетчик») и, чтобы якобы отработать долг, заставляли их перегонять машины в Польшу. У «должников» в связи с частыми поездками на соревнования на Западе были знакомые, и именно их контакты стали для преступников привлекательными.

Чиновники-бандиты и полный беспредел
– Мы широко использовали внедрение своих сотрудников в эти группы. Как в роли рядовых исполнителей, так и в качестве заказчиков. Бывало так, что преступники снимали несколько гаражей в кооперативе, где хранили ворованные машины. Когда под видом заказчика к ним в доверие входил наш сотрудник, устраивали для него «презентацию» в этих гаражах, выдавая самих себя с потрохами. Бывало, что такие машины после «смотрин» мы пропускали дальше по цепочке. Под нашим контролем авто уходили в Россию, где во взаимодействии с местными коллегами мы вскрывали тамошние ОПГ и даже коррупционные схемы среди правоохранителей. Хорошие связи у нас были налажены с Москвой, Санкт-Петербургом, Чебоксарами, Ростовом, Волгоградом, Новороссийском, Воронежем, Курском, куда машины уходили потоком.

В то время могло быть так, что мэр какого-нибудь российского города оказывался не единожды судимым, а в его окружении были все главари городского криминального мира. В такой обстановке местные правоохранители ничего не могли сделать, бандиты не боялись никого, могли устроить погоню и перестрелку даже с милицией. Порой доходило до абсурда.

– По итогу одной из командировок на юг России мы возвращали в Беларусь украденную в Минске БМВ «семерку», которая тогда ценилась выше любых других авто. Ехали по российской территории своим ходом на двух машинах: на служебной и этой БМВ, изъятой у автоворов. И тут смотрю, догоняют нас два авто с преступниками и открывают огонь по колесам, чтобы вернуть себе утраченный трофей. В перестрелке нам повредили колесо, оторваться не получилось бы, а силы неравны. Неизвестно, чем все могло закончиться, если бы не стационарный пост ГАИ, которые в то время были распространены на трассах. Инспекторы были вооружены автоматами, и бандиты от нас отстали.

Совещание в рабочем кабинете (Белоцкий А.В. справа за столом)



Кто кого?
Группы автоворов были очень мобильными. Они ездили на мощных машинах, на которых не составляло труда уйти от наружного наблюдения. В то время на улицах не было столько транспорта, дороги были свободными. По словам Анатолия Белоцкого, преступники могли по современному проспекту Независимости от цирка до Площади Победы разогнаться до 100 км/ч, развернуться и поехать обратно к цирку. Или ездить кругами по Площади, чтобы оторваться от «хвоста». И когда им удавалось скрыться, в ту же ночь регистрировалось несколько краж. Самыми дорогими и желанными марками, как правило, были «Мерседес» и БМВ, но самой популярной и легко угоняемой «Ауди 80», в народе «бочка». Дело в том, что в этой машине предусмотрен один ключ от замка зажигания, дверей и лючка бензобака. Сняв незапертый лючок, преступники за пять минут изготавливали дубликат ключа, возвращали лючок на место и в ближайшее время машину уводили.

– Собираясь на «дело», воры арендовали гараж в том районе, где планировали похитить машину, максимально близко к месту кражи. За 3-5 минут добирались на ворованном авто к гаражу и оставляли его там на неделю-две-три. При этом преступники перестраховывались, оставляя на дверях маячки и рисуя контрольно-следовую полосу под воротами, чтобы видеть, что никто схроном не интересовался. По прошествии времени сразу прямо к гаражу они не подходили, всегда несколько раз проезжали мимо, убеждаясь в целости маячков и отсутствии следов на земле. Незаметно устроить засаду среди прямых рядов гаражей невозможно, проникнуть внутрь, не оставив следов, тоже. Но мы, проявив оперативную смекалку, научились обходить и эти уловки, устраивая бандитам «теплый прием» при возвращении за автомобилем.

Если же ворованная машина отстоялась и не привлекла внимания, на нее изготавливались поддельные документы, номера, иногда с реальными данными от такого же авто (то есть в первой половине 90-х уже использовались «двойники»), переваривался или перебивался номер кузова, и машина уходила в пункт назначения. При стандартной проверке документов на дороге, как правило, подозрений не возникало.


Продолжение следует…