www.mvd.gov.by

Служим Закону, Народу, Отчизне!

220030, Минск
ул. Городской Вал, 4

Круглосуточный
единый номер: 102

Государственная автоинспекция

Гражданство и миграция

Административные процедуры

Учебные заведения

Главное управление по наркоконтролю и противодействию торговле людьми

Главное управление охраны правопорядка и профилактики

7 октября 2016"Народная газета": Какого спайса им не хватает?

Когда подросток из внешне благополучной семьи становится наркоманом (увы, в последние годы у нас наблюдается такая тенденция), общество сразу спешит обвинить во всем родителей: недосмотрели, были слишком заняты собой, привыкли во всем потакать избалованным детям, вовремя не проявили жесткости. Родители, в свою очередь, недоумевают: в чем их вина? Ведь жили как все по совести и детей растили в любви. А то, что случались в жизни трудности, так покажите, мол, хотя бы одну современную семью без скелета в шкафу. Как понять, когда попытка дать ребенку больше свободы в действиях превращается в роковую ошибку с непредсказуемыми последствиями, а чрезмерный контроль оборачивается настоящей трагедией?

"Я начал курить спайс только, чтобы вам насолить"

16-летний Денис — любимый и заласканный ребенок. Несмотря на то что пять лет назад его родители развелись и у каждого теперь новая семья, парень регулярно общается с отцом. Да и с отчимом быстро нашел общий язык. Радовался, когда появилась на свет маленькая сестричка. Кстати, к ней первой он заглянул в комнату после того, как вернулся из реабилитационного центра. Подержал кроху на руках, вручил мягкую игрушку в подарок — сам смастерил, пока боролся со своим недугом.

— Я хотел брата или сестру, еще когда мать с отцом жили вместе, — признался мне Денис и на этом посчитал разговор с журналистом оконченным. Беседовать на тему, ставшую для семьи трагедией, он категорически не желает. Только бросил на полпути к кухне: — Родители ни в чем не виноваты. Просто так получилось...

— У нас обычная семья, — рассказывает его мать Таисия. — Денька был желанным и всеми обожаемым — и мною, и отцом, и бабушками, и дедушками. Мы очень старались не вырастить из него эгоиста. Поощряли труд, завели дома собаку — сын растил Чапу со щенячьего возраста, мы хотели привить ему чувство ответственности. Честно — не знаю, когда и что пошло не так... Возможно, все началось, когда ему было десять лет. У бывшего мужа Игоря тогда случился роман на стороне. Причем серьезный. Юношеская любовь ко мне постепенно сходила на нет, а там цвела буйным цветом другая, зрелая. Мы оба понимали, что наш брак летит в тартарары, но все равно еще год жили вместе ради ребенка. Потом сдались и отправились к психологу. Специалист поговорила с нами, потом — с Денькой и сказала: лучше разводитесь, пытайтесь найти свое счастье, потому что мальчик все видит, чувствует и страдает.

Игорь, перед тем как перебраться к любовнице, долго разговаривал с сыном. Обещал, что их отношения останутся прежними. И действительно, мне не в чем его упрекнуть. Да и ее тоже. Приняла мальчика как родного — когда я уже со вторым мужем жила и была беременна, они часто забирали после школы Дениса к себе, он ночевал у них. Потом уже мы вшестером в выходные ездили на шашлыки — Игорь с женой, я с мужем, Денис и моя дочка Юленька. В общем, все складывалось идеально. Смотрю, как другие живут, и сама себе завидую. Точнее, завидовала до поры до времени.

Денис рос, опережая свой возраст. В 13 выглядел на все 16. Акселерация. В школе его хвалили — способный ученик, участник районной олимпиады. Он часто рассказывал мне про семьи своих друзей: мол, там уже ребят в 14—15 лет отпускают на ночные дискотеки, дают карманные деньги. Знаете, с таким намеком: дескать, а мне вы что, не доверяете? Поговорила с Игорем, посоветовалась с мужем. Мы все верили в Дениса. Я тогда только родила, много времени проводила с болезненной крикухой дочкой. Радовалась: мальчик нашел себе друзей, они часто к нам домой приходили. Вежливый Ваня, веселый Сашка. И Артем — он сейчас срок отбывает. За распространение...

Стыдно признаться, но первой тревогу забила жена Игоря. Она из семьи следователей, они там всякого повидали. А я — тетеха в розовых очках: ребенок учится в приличной школе, у него хорошие друзья. Если и смотрю телевизор, то передачи для молодых мам. Или любовные сериалы. Это потом уже стала гуру в теме наркомании, а тогда... У Дениса стеклянные глаза, взрывное поведение — все списывала на усталость, он ведь идет на медаль, много учится. Да и переходный возраст дает о себе знать. А Полина, жена Игоря, сразу как обухом по голове: “Он что-то нюхает. Или колется”.

Денис сначала все отрицал. Испугался. Но когда милиция забрала Артема, плакал и говорил: “Я же специально у папы на столе свой дневник открытым оставлял. Там все написано. Я думал, он прочитает и спасет меня. И все закончится само собой...” Игорь был в шоке. Помню, хлопнул себя рукой по лбу: “Господи, какой же я идиот! Ведь видел этот раскрытый дневник. Но не стал читать: думал, взрослый сын имеет право на личную жизнь”.

Потом узнали: Артем и его девочка занимались распространением спайсов. И на дискотеке “по-дружески” угостили Дениса, Ваню, Сашку. Первый раз бесплатно. Но дети втянулись...

Долгие месяцы лечения. Беседы с психологами, наркологами. Я все не могла понять: что я сделала не так? Где, когда и что упустила? Ведь наша семья и среди родни, и среди друзей — образцовый пример. Развелась? Но у нас половина браков распадается. Это же не криминал. У ребенка отличные отношения с отцом, отчимом, мачехой и маленькой сестренкой. В чем причина?

Как ни странно, ответ дал сам Денис. Незадолго до выписки. Говорит: “Понимаешь, мам, мне было так плохо, когда вы развелись.

Я все надеялся, что вы будете вместе. Вы же классные! Но потом появились тетя Полина, дядя Леша.

Ты Юльку родила. И я понял, что это уже навсегда. И стал вас с папой ненавидеть: вы были такими хорошими со своими новыми мужем и женой, а мне хотелось, чтобы у вас с ними ничего не получилось, чтобы вы поняли, что совершили ошибку и вернулись друг к другу... Я ведь спайс курить начал, только чтобы вам насолить. Прости меня, мамочка!”

“Я просто хотел быстро заработать на достойную жизнь”

Сын Валерия, 20-летний Дима, сидит в колонии по печально известной 328-й статье УК Уголовный кодекс. Он тоже ребенок из вполне приличной семьи: отец работает в строительной сфере, мать — потомственный педагог.

— Теперь это звучит как насмешка, — вздыхает Валерий. — Других учим, а своего воспитать не смогли...

В отличие от истории Дениса здесь родители искренне полагали, что главное в общении с взрослеющим ребенком — строгость и безукоризненная дисциплина.

— А как иначе? — изумляется Валерий. — Включишь телевизор — сплошной детектив: убийства, изнасилования, наркотики. Мы не хотели, чтобы сын вляпался в какую-нибудь неприятную историю, и всячески ограждали его от опасных связей. Но все равно не уберегли...

До самого окончания школы Дима находился под неусыпным контролем сурового отца и не менее принципиальной матери. Проверка уроков, компьютер — не более двух часов в день, никаких компаний в квартире, о ночных дискотеках забыть! Самый что ни на есть скромный мобильник — “он ведь нужен только для того, чтобы звонить!” Доступ родителей к личной страничке сына в соцсетях. Отход ко сну — в 10 вечера.

 

Ну а потом Дима поступил в минский вуз. Писал родителям, что устроился на вечернюю подработку, ушел из общежития и снимает с друзьями квартиру. Несколько раз приезжал в город детства и привозил родителям шикарные подарки. Строгие, но наивные провинциалы умилялись: как хорошо платят курьерам в больших городах! Это уже потом выяснилось: за “курьерскую работу” платили действительно неплохо. Только вот доставлял Дима не одежду, посуду или продукты питания, а спайсы, ацетилированный опий, который в народе называют “бубки”. Его “завербовали минером” на одной из тематических интернет-площадок. Пообещали 3 тысячи долларов в месяц. Студент не раздумывал ни минуты...

— Когда сына задержали, он долго не соглашался на свидание с нами. Писал коротко: “Никого не хочу видеть!” Жена больше всего боялась, что он покончит с собой, ведь мальчик из хорошей семьи, а тут — компания зеков. Мы до последнего не верили, что он стал наркодилером. Вначале сам баловался “дурью” с дружками по общаге, а потом и других снабжать начал. Нанимали хороших адвокатов. А потом свидание все же состоялось. И наш Дима вдруг обрушился на нас со злостью и ненавистью: “Я вас ненавижу! Вы мне всю жизнь сломали! Пока у других ребят было все, о чем они мечтали, вы мне даже джинсы в школу не разрешали надевать. Вспомните, с каким мобильником я ходил, весь класс потешался. Я просто хотел быстро заработать на достойное существование. Я хотел денег...”

Мы ушли потрясенные. Оказывается, мир рухнул не в тот день, когда нам сказали, что наш мальчик задержан по подозрению в сбыте наркотиков. А вот сейчас, в эти страшные десять минут, когда он кричал, что все это — наша вина. Когда растоптал все истины, все ценности, которым учили нас и которые мы старались привить единственному сыну.

Валерий умолкает, не в силах справиться со слезами. Потом тихо признается:

— Возможно, мы с женой и правда в чем-то перегнули палку. Но нам казалось, что все делаем правильно. Я всегда считал, что современное поколение потребителей заражено каким-то вирусом, который надо давить в детях еще в зародыше. Но Дима не захотел быть белой вороной среди сверстников. И когда замаячила возможность получить все одним махом, он наплевал на то, что для этого нужно преступить закон. Слишком велик был соблазн. Ведь у него никогда не было больших денег. Хотя мы не бедные. Просто я хотел, чтобы сын рос человеком, знающим толк в труде. Чтобы он сам заработал в будущем свои миллионы. Но я и в страшном сне не мог представить, как именно он решит их заработать...

(Из этических соображений имена героев статьи изменены.)

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

От беды под названием “наркомания” не застрахован, по большому счету, никто — и эти истории только подтверждают, что общей панацеи для всех семей, где воспитываются подростки, просто не существует, говорит психолог Екатерина Баринова:

— Но я обратила внимание на любопытную деталь. Нигде не сказано, что с Денисом или Димой родители говорили на тему наркомании, обсуждали риски, последствия для здоровья. Мама Дениса сама признается, как далека она была от реальной жизни, считая, что в ее семье все как у всех и даже лучше. Что касается родителей Димы, то они, скорее всего, вообще боялись поднимать этот вопрос, стремясь максимально защитить ребенка от негативной информации. И это было их общей большой ошибкой.

Очень важно, чтобы матери и отцы не боялись и не стеснялись обсуждать со своими детьми абсолютно все темы — ВИЧ, наркотики, аборты. Подростки должны читать газеты, смотреть новости по телевидению, быть в курсе того, что происходит в реальной жизни. Попытки спрятаться за стену всепоглощающей родительской любви или строгого родительского контроля могут привести к тому, что когда ребенок окажется один на один с принятием какого-то важного решения, не сможет реально оценить последствия и сделает неверный шаг.

В ТЕМУ

Беларусь — единственная страна в Европе, где удалось снизить уровень наркопреступности и количество наркозависимых.

По сравнению с прошлым годом уголовных дел за хранение и сбыт запрещенных препаратов стало меньше на 10%, сообщил начальник главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Василий Лосич. Почти вдвое сократилось число несовершеннолетних, привлеченных к ответственности по 328-й статье УК Уголовный кодекс (незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов). В три раза реже стали доставлять наркоманов в больницы после передозировки. Уменьшилось и количество летальных исходов.

Людмила КОНОПЕЛЬКО,
"Народная газета", 07.10.2016

Телефон доверия
#моямилиция