4 октября 2018Особо важные дела

Сегодня, 5 октября 2018 года, уголовный розыск отметит вековой рубеж. Какие только головоломки за эти годы не разгадывали сыщики. Многие из них, как и удивительные человеческие судьбы, этапы создания и развития органов угро, легли в основу изданной к юбилейной дате книге Юрия Курьяновича «Белорусский уголовный розыск». Большинство документов и фотографий публикуется впервые.

ФОТО ВЛАДИМИРА ШЛАПАКА.


Полистаем страницы книги. Сыск еще в царские времена показал свою значимость и силу. Белорусский уголовный розыск официально ведет свой отсчет с 5 октября 1918 года, когда коллегия Народного комиссариата внутренних дел РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика утвердила положение «Об организации Отдела уголовного розыска». Его отделения создавались «для охраны революционного порядка путем негласного расследования преступлений уголовного розыска и борьбы с бандитизмом». При Главном управлении рабоче–крестьянской милиции НКВД РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика было создано Центральное управление угро. На него возлагалась задача «коренной реорганизации оперативно–разыскной деятельности на основе единообразного ведения разыскного дела».

 

Однако вот любопытная вещь. Еще в 1468–м во время княжения Казимира IV Ягеллончика в ВКЛ был составлен первый кодифицированный уголовный закон — Судебник Казимира. Появление документа ознаменовало новый этап развития права в государстве, который завершился изданием общегосударственных сводов законов ВКЛ — Статутов 1529, 1566 и 1588 годов. Так вот Статутом 1566 года в княжестве вводилась и должность возного, выполнявшего также функции современного сотрудника розыска. Еще один интересный факт: во второй половине XIX века в Российской империи отмечался значительный рост преступности, и в 1866–м в Петербурге (затем и в других крупных городах) создаются службы сыскной полиции. К примеру, Минское отделение состояло из 11 сотрудников, вместе с начальником, помощником и тремя полицейскими надзирателями. Кроме того, при Департаменте полиции были образованы спецкурсы для руководителей розыска, большинство практических занятий проходили в тюрьме и сыскных отделениях. Параллельно формируются летучие отряды «главным образом для пресечения разбойничьих, воровских, мошеннических преступных организаций, задержания профессиональных преступников–гастролеров, нередко имевших сообщников и руководителей за границей».

Появилась также новая регистрационная система по розыску и опознанию преступников. Она включала такие категории, как гастролеры, карманники, простые воры и воры чердачные, воры–прислуги и воры велосипедные, железнодорожные, притоносодержатели и конокрады, мошенники и аферисты, грабители и разбойники, поджигатели и шулеры–картежники, убийцы и пушкари. Тогда работа сыщиков в основном строилась на наружном наблюдении и использовании негласных сотрудников. В конце XIX — начале XX века в полиции Российской империи стали применять и научные методы идентификации. К примеру, антропометрическую систему А.Бертильона. Из измеренных по ней 23 тыс. мужчин и 4 тыс. женщин обнаружили 1.880 рецидивистов. Кстати, на международном съезде криминалистов в 1913–м (в Швейцарии) русская сыскная полиция была признана лучшей в мире по раскрываемости преступлений. Сыск Российской империи тогда возглавлял уроженец Бобруйского уезда Минской губернии Аркадий Кошко. Он, к слову, создал уникальную систему идентификации личности, которую позже позаимствовал Скотланд–Ярд.

В полицейской канцелярии.

После Февральской революции 1917–го в Российской Империи уголовное отделение минской милиции возглавил один из известнейших белорусских сыщиков Александр Ильюкевич. Стоявший у истоков образования первых уголовно–разыскных подразделений милиции Беларуси, он участвовал в задержании особо опасных преступников. К примеру, в 1912–м, будучи начальником сыскного отделения, в гостинице «Метрополь» со швейцаром Матвеем Кардашем задержал известных по серии дерзких краж в Минске и Гродненской губернии вооруженных грабителей — Франца Вержбицкого и Екатерину Юргину. Кстати, Ильюкевич — один из немногих служащих полицейского управления, кого после Февральской революции не уволили. Как профессионала, хорошо знающего преступный мир Минска, попросили возглавить уголовное отделение (впоследствии — уголовный розыск) милиции города.

 

Организация работы милиции в 1917 — 1920 годах проходила в сложных политических условиях. На территории Беларуси начиная с Первой мировой войны не прекращались военные действия (германская интервенция 1915 — 1918 гг., польско–советская война 1919 — 1920 гг.). Приоритетным направлением в первой половине 1920–х являлась борьба с бандитизмом. Вот одна из характерных оперативных сводок по Слуцкому уезду того времени: «В ночь с 29 на 30 марта 1921 г. шайка бандитов в числе 30 человек напала на милицию в селе Телядовичи. Захватила все дела и книги управления районной милиции, 16 винтовок... Подброшена записка начальнику первого района: «Ермоленко, ожидай Варфоломеевской ночи. Агент». В ночь на 22 апреля бандиты напали на деревню Руссовка. Разоружили и раздели красноармейцев, ворвались в караульное помещение, убили хозяйку квартиры и двух дочерей, а сына увели с собой».

В царское время у полиции был собственный еженедельник.

Во времена новой экономической политики белорусские сыщики задержали на минском вокзале известного в уголовном мире афериста–фальшивомонетчика Татаркина. Дело было так. В Госбанк пришел кассир, чтобы заплатить по векселю 2.700 рублей. Портфель с деньгами и документами положил возле себя. Но не прошло и минуты, как портфель подменили. Единственная примета — две цифры, написанные карандашом на десятирублевых купюрах. Работники розыска предположили: в городе появился гастролер. Искать комбинатора, о внешности которого ничего не знали, решили на вокзале. Среди шумной публики, направлявшейся на московский поезд, внимание розыскников привлек импозантный мужчина. Едва уловимая напряженность, нервозность выдавали в нем человека, чего–то опасавшегося. Профессиональное чутье не подвело: у задержанного оказались и те самые меченые десятирублевки.

В 1920–х в РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика прокатилась волна страшных убийств. На вокзале сотрудники угро задержали одного из тогдашних серийных преступников Осипова, известного в криминальной среде как Мишка Культяпый. Он имел отношение к 78 убийствам. Предпочитал «метод веера». Связывал жертв бечевкой и укладывал веером: ноги одного ложились на ноги другого, затем рассекал головы топором. Кстати, белорусскими оперативниками в августе 1925–го в Гомеле был пойман и главный прототип Остапа Бендера из романа «Двенадцать стульев». Авантюрист разъезжал по Советскому Союзу и, представившись главой республики, председателем Центрального исполкома Узбекской ССР Файзуллой Ходжаевым, без проблем брал деньги в исполкомах и «прочих казенных домах».

Михаил Фрунзе — первый руководитель минской милиции.

С первых дней Великой Отечественной войны сыщики столкнулись с новыми видами преступлений: дезертирством, мародерством, распространением провокационных слухов, уклонением от призыва и службы в армии. Никуда не исчезли и бандиты, грабители, серийные убийцы. Как известно, война для работников розыска не закончилась и в послевоенное время. Всего за 10 лет, с ноября 1943 по декабрь 1953–го, на территории Беларуси ликвидировано 1.264 бандитские группы. Только в 1946–м работники ОВД Органы внутренних дел по горячим следам разгромили банды в Березовском, Хотимском, Краснопольском, Костюковичском районах. В Минской области уничтожили таинственную и, казалось бы, неуловимую группировку, называвшую себя «Черная кошка».

В послевоенные годы в Минск для обучения сыскному делу съезжались милиционеры со всего Советского Союза. Белорусская милиция считалась одной из передовых по раскрываемости. В то время в СССР существовала определенная градация милицейских школ по специфике подготовки кадров. Минская специализировалась по розыску, Карагандинская готовила специалистов для уголовно–исполнительной системы, Волгоградская — следователей, Горьковская (Нижний Новгород) — БХСС и так далее.

Сыщики после войны.

Оперативная обстановка в Беларуси в начале 1960–х оставалась достаточно сложной. В МВД БССР требовали резко снизить уровень преступности и повысить ее раскрываемость. Именно тогда значительно возросла роль профилактики, оперативно–разыскных форм и методов в документировании и разоблачения действий преступников, укреплялась связь с общественностью. Отличительная особенность преступности конца 1980–х — рост ее организованных форм. «Наезды» на кооператоров братвы в коротких кожанках, сбор дани с коммерсантов, вооруженные разбойные нападения, захват заложников, разрастание коррупции, раздел территорий между криминальными группировками становились повседневными реалиями. В наши дни это представить трудно. Уголовные авторитеты теперь предпочитают объезжать Беларусь стороной, а пытающийся осесть и диктовать свои условия криминалитет у нас сразу высекается под корень.

В истории Беларуси 1990–е годы стали переломными. Коренные изменения произошли и в ведущей оперативной службе — уголовном розыске. Именно на него легла основная тяжесть борьбы с преступностью в то непростое время. «Об этом преступлении говорил весь город, — вспоминает Ягнешко, бывший сотрудник гродненского областного уголовного розыска. — Днем 14 ноября 1996 года мы со старшиной Пиглюком отрабатывали район ул. Соломовой в Гродно, где было совершено двойное убийство. И вот у телефонного автомата мы замечаем двоих парней, схожих по приметам с подозреваемыми. Но как только я приблизился и представился, один из незнакомцев, не вынимая рук из карманов плаща, дважды выстрелил в упор. Следующие пули предназначались для водителя, ожидавшего у машины. К счастью, бандиты промахнулись. Несмотря на преследования, они скрылись. Истекая кровью, я добежал до дежурной части, назвал приметы преступников и потерял сознание». Пуля прошла сквозь печень, раздробила почку и засела у позвоночника. Пока медики боролись за жизнь сотрудника, его коллеги вычисляли стрелявших. При задержании они тоже оказали вооруженное сопротивление. Что и понятно: на счету задержанных — несколько убийств и ряд разбойных нападений в Гродненской и Челябинской областях.

Оперативная группа. 50–е годы.

На месте преступления. 70–е годы.


Сегодня уголовный розыск — одно из наиболее важных подразделений МВД. Оперативники должны не только, как прежде, быть готовы к засадам, погоням и перестрелкам, встречам с преступником один на один, но и искать новые подходы, шире использовать различные формы и методы оперативно–разыскной работы, сотрудничать с зарубежными коллегами. Что ж, современных героев сыскного дела ждут новые криминальные тайны. А, значит, история о людях, разоблачающих коварные замыслы преступников, продолжается.

gladkaya@sb.by