1 февраля 2017Бессмертный полк


Материал посвящен памяти первого руководителя Объединённой редакции МВД Республики Беларусь подполковника милиции Сергея Владимировича Хрипача

Два года тому назад, когда я был директором Центрального музея внутренних войск МВД Республики Беларусь, ко мне обратился начальник Объединенной редакции МВД Республики Беларусь подполковник милиции Сергей Хрипач с просьбой оказать ему практическую помощь в сборе материалов по истории формирования и боевой деятельности 53-го оперативного мотострелкового полка НКВД БССР на фронтах Великой Отечественной войны.

Основным мотивом обращения к этой теме для него являлось то, что сегодня у молодого поколения сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск в основном на слуху истребительные батальоны, возглавляемые капитаном К.Г. Владимировым и начальником Паричского РО НКВД подполковником М.И. Трояном, и ряд других. К сожалению, как он говорил мне, мало кто из них слышал, а тем более знает о единственном в своем роде 53-м оперативном мотострелковом полку НКВД, сформированном из истребительных батальонов под Гомелем.

В последующем С. Хрипач планировал к 100-летию Белорусской милиции написать об этой малоизвестной боевой части в ведомственных СМИ.

Как бывший заместитель председателя Белорусской общественной организации ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск знаю, что в это же время руководитель БООВ ОВД Органы внутренних дел и ВВ Внутренние войска генерал-лейтенант внутренней службы в отставке Виктор Алексеевич Пискарёв на заседаниях совета неоднократно поднимал вопрос о более глубоком и всестороннем изучении ветеранскими организациями деятельности истребительных батальонов, а также 53-го оперативного мотострелкового полка НКВД БССР в годы Великой Отечественной войны.

К сожалению, в мае 2015 года оборвалась жизнь талантливого журналиста Сергея Владимировича Хрипача.

В связи с этой невосполнимой утратой работа по сбору материалов приостановилась. Позже в этом мне помогли офицеры идеологического аппарата войсковой части 5525 внутренних войск МВД Республики Беларусь (г. Гомель). Отдельные документы были предоставлены Центральным архивом внутренних войск МВД России и Виктором Алексеевичем Пискарёвым. Изучались и соответствующие интернет-сайты. Кроме того, при подготовке публикации были использованы справочная литература и историко-документальные материалы по силовым ведомствам Республики Беларусь и региональным органам внутренних дел периода Великой Отечественной войны. Пользуясь предоставленной возможностью, на страницах журнала «Милиция Беларуси» хочу поделиться с читателями собранными сведениями по истории формирования и боевой деятельности 53-го оперативного мотострелкового полка НКВД БССР.

Следует отметить, что данное милицейское формирование руководство НКВД БССР, командиры и бойцы полка в своем кругу негласно называли «Ченковский полк», так как основные оргштатные мероприятия проходили на территории бывшего детского оздоровительного лагеря под названием «Ченки», в 10 километрах от Гомеля.

В соответствии с указаниями Центрального Комитета КП(б) Б, по распоряжению НКВД БССР, на базе ранее созданных истребительных батальонов в первых числах августа 1941 года был сформирован 53-й оперативный мотострелковый полк НКВД БССР.

Учитывая возможность военной агрессии со стороны фашистской Германии против СССР с западных рубежей, Бюро ЦК КП(б) Б еще 26 мая 1941 года приняло специальное постановление «Об организации на территории Беларуси постоянных групп и отрядов по уничтожению авиадесантов противника», в котором предусматривались конкретные меры по созданию и обучению отрядов самообороны и истребительных батальонов в населенных пунктах республики. Необходимость этого была вызвана главным образом тем, что при условии начавшихся боевых действий предполагалось не только оказывать всемерную помощь действующей армии, но и, что не менее важно, без промедления взять под усиленную охрану все важнейшие народно-хозяйственные объекты. Одновременно надо было повысить бдительность в отношении диверсантов, шпионов, лазутчиков, нарушителей государственной границы, паникеров, а также строго следить за соблюдением твердого военного порядка в тылу своих войск.

Командный состав истребительных батальонов назначался из числа руководящих партийных работников, начальствующего состава органов внутренних дел, офицеров пограничных войск и внутренних войск НКВД. Комиссарами назначались, как правило, секретари райкомов партии, начальниками штабов – офицеры запаса, имевшие опыт штабной работы. Количество бойцов в истребительных батальонах колебалось в зависимости от района или города. Личный состав батальонов состоял, главным образом, из партийного, советского, комсомольского актива, добровольцев, физически крепких и подготовленных в военном отношении, не подлежащих призыву в действующую армию. В эти добровольческие боевые формирования вливалась значительная часть личного состава райотделов НКВД.

Согласно Постановлению СНК СССР от 24 июня 1941 года «Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов», во всех районах, объявленных на военном положении, формировались истребительные батальоны численностью 100 – 200 человек в каждом.

Руководство боевой и оперативно-служебной деятельностью истребительных батальонов было возложено на Народный комиссариат внутренних дел.

25 июня 1941 года Приказом НКВД СССР №00804 для руководства истребительными батальонами в НКВД – УНКВД были созданы оперативные группы, а в Центре – штаб истребительных батальонов НКВД СССР во главе с начальником оперативно-разведывательного управления (1-е управление) ГУПВ НКВД СССР генерал-майором Г.А. Петровым.

Этот документ стал основополагающим, руководящим. В нем были определены основные принципы организации и комплектования истребительных батальонов, обозначены задачи их деятельности, которые в военном отношении готовились как стрелковые подразделения, предназначенные для ведения наступательных боев и умеющие держать оборону, действовать в тылу врага партизанскими методами. Структурными единицами определялись рота и взвод. В задачу истребительных батальонов входило: поддерживая тесную связь с местным населением, выявлять и уничтожать парашютистов и диверсантов; охранять промышленные предприятия, железнодорожные сооружения, электростанции, мосты и другие объекты, которые могли быть подвергнуты нападению со стороны парашютных десантов и диверсантов противника.

Приказом НКВД СССР от 2 июля 1941 года №00905 на истребительные батальоны были дополнительно возложены задачи по борьбе с всевозможными контрреволюционными выступлениями (в том числе с распространением вражеских листовок, провокационных слухов, подготовкой террористических актов), а также по организации усиленного патрулирования и оказания содействия органам милиции в поддержании общественного порядка во время воздушных тревог.

Следует отметить, что комплектовали истребительные батальоны в Белоруссии территориальные партийные органы. Практическое руководство деятельностью батальонов было возложено на заместителя Наркома внутренних дел БССР полковника А.П. Мисюрева. Райотделы НКВД совместно с райкомами партии, партийными организациями предприятий, колхозов и учреждений проводили отбор в эти формирования.

Так, согласно приказу Народного комиссара внутренних дел БССР, 26 июня 1941 года управление НКВД Гомельской области издало приказ о формировании истребительных батальонов в Гомеле и области и установило их численный состав: при управлении НКВД – 200 человек, в районах города и области по 100 – 200 человек. Командиром истребительного батальона при управлении НКВД был назначен старший лейтенант госбезопасности Ковалев. С этого дня весь личный состав милиции Гомельской области был переведен на казарменное положение.

Бойцы истребительных батальонов боролись с преступностью и нарушениями общественного порядка, контролировали соблюдение правил светомаскировки, оказывали помощь в эвакуации населения и материальных ценностей, вели борьбу с «сигнальщиками», диверсантами и шпионами. С приближением фашистов к Гомелю наступило время, когда истребительные батальоны вступили в непосредственное соприкосновение с противником. Как свидетельствуют исторические документы, в оборонительных боях за областной центр отличились сотрудники Гомельской милиции А.Г. Приходько, В.Т. Бондарев и А.А. Смирнов.

По официальным архивным сведениям известно, что на территории Беларуси (по состоянию на 15 июля 1941 года) было организовано 78 истребительных батальонов общей численностью личного состава более 13 тысяч человек. В том числе: в Витебской области – 26 численностью 3648 человек, в Гомельской области – 19 численностью 2643 человека, в Могилевской области – 14 численностью 4169 человек, в Полесской области – 18 численностью 2440 человек и в Минской области – 1 численностью 167 человек.

Командиром 53-го оперативного мотострелкового полка НКВД БССР был назначен майор А.Т. Калиничев, имевший боевой опыт сражения с врагом в начальный период Великой Отечественной войны под Белостоком, Слонимом и Минском. Комиссаром – политработник НКВД А.С. Сербантов. Начальником штаба – майор А.Е. Додин, бывший руководитель республиканских курсов местной противовоздушной обороны.

Организационно в полк входили три стрелковых батальона, хозяйственный, медицинский и другие обслуживающие подразделения. Всего в полку насчитывалось более трех тысяч человек. Примерно 70% личного состава – работники милиции, остальные – сотрудники других служб НКВД БССР. Среди командного состава полка было много офицеров МПВО.

Из Приказа Народного Комиссара внутренних дел БССР можно узнать сведения о командно-политическом и начальствующем составе сформированного полка.


«Приказ по Народному комиссариату внутренних дел Белорусской ССР
12 августа 1941 г.
г. Гомель
По личному составу
Параграф 1. Ниже сего объявляю командно-политический и начальствующий состав оперативного мотострелкового полка НКВД БССР:
I. КОМАНДОВАНИЕ ПОЛКА
1. Мл. воентехник Басов Яков Аронович, ст. госавтоинспектор Гомельского УНКВД, пом. командира полка по технической части.
2. Интендант 3-го ранга Крыштоб Григорий Васильевич, нач. АХО НКВД Барановичской области, пом. командира полка по снабжению.
II. ШТАБ ПОЛКА
3. Майор Додин Александр Егорович, начальник республиканских курсов МПВО, начальник штаба полка.
4. Капитан Полянский Александр Степанович, пом. начальника отдела МПВО УНКВД Белостокской области, пом. начальника штаба по боевой подготовке.
5. Капитан Александров Алексей Иванович, начальник оперативного отдела штаба МПВО Белостока, пом. начальника штаба по учету.
6. Капитан Костычев Николай Иванович, начальник химической службы МПВО г. Минска, начальник связи, он же командир роты связи.
7. Капитан Абразевич Семен Филиппович, начальник инженерного отдела МПВО г. Белостока, начальник инженерной службы, он же командир саперного взвода.
8. Ст. лейтенант Пупкин Израиль Иосифович, начальник штаба МПВО 1-го района г. Минска, начальник химической службы полка.
III. ПОЛИТЧАСТЬ
9. Мл. лейтенант ГБ Удальцов Александр Иванович, секретарь парторганизации, инструктор пропаганды.
10. Батальонный комиссар Волков Василий Карпович, зам. начальника УНКВД Барановичской области по кадрам, инструктор оргпартработы.
11. Сержант милиции Диденко Василий Тарасович, зам. начальника II отд. управления милиции г. Барановичи, секретарь партийного бюро полка.
12. Политрук Ломовицкий Георгий Иванович, пом. начальника II отд. по КСМ УНКВД г. Пинска.
IV. РОТА СВЯЗИ
13. Политрук Гейн Александр Иванович, политрук Мирского РОМ Барановичской области, политрук роты.
14. Мл. лейтенант Фрейдлин Максим Григорьевич, ст. инструктор II отд. УРКМ, пом. командира роты по технической части.
V. 1 СТРЕЛКОВЫЙ БАТАЛЬОН
15. Капитан Садовой П.И., ст. инспектор МПВО УНКВД Гомельской области, командир батальона.
16. Ст. политрук Болтиков Павел Иванович, нач. межрайинспекции ИТР НКВД БССР, батальонный комиссар.
17. Воентехник Скивицкий Георгий Александрович, политрук ВП команды г. Минска, политрук 3-й роты.
18. Техник-интендант 2-го ранга Федосов Василий Николаевич, комендант УНКВД г. Минска, командир пулеметной роты.
VI. 2 СТРЕЛКОВЫЙ БАТАЛЬОН
19. Капитан Гнедовский Леонид Семенович, начальник штаба МПВО г. Волковыска, командир батальона.
20. Лейтенант Сильвестров Алексей Иванович, лейтенант погранвойск, командир 4-й роты.
21. Лейтенант Киров Алексей Иванович, начальник погранзаставы, командир 5-й роты.
22. Политрук Чумаков Иван Григорьевич, политрук ГО НКВД, политрук 5-й роты.
23. Мл. лейтенант Пыпкин Алексей Михайлович, политрук тюрьмы, политрук пульроты.
24. Ст. лейтенант Гайс Иван Николаевич, начальник ОИ УНКВД г. Барановичи, командир 6-й роты.
VII. 3 СТРЕЛКОВЫЙ БАТАЛЬОН
25. Капитан Иванов Николай Иванович, ст. инспектор инспекции МПВО г. Барановичи, командир батальона.
26. Ст. политрук Щербаков Сергей Николаевич, зам. начальника ПРО УНКВД Пинской обл., комиссар батальона.
27. Мл. лейтенант Швец Иосиф Тихонович, инспектор группы МОБ Милиция общественной безопасности Инспекции Могилевской области, командир 7-й роты.
28. Мл. политрук Журов Мефодий Алексеевич, НКВД г. Гродно, политрук 9-й роты.
29. Лейтенант Краснов Леонид Аркадьевич, курсант военного училища, командир пульроты.
VIII. АВТОТРАНСПОРТНАЯ РОТА
30. Воентехник 2-го ранга Замятин Георгий Александрович, нач. автобазы г. Каунас, командир роты.
31. Политрук Шпак Денис Федорович, Барановичская область, политрук роты.
32. Мл. политрук Житницкий Петр Викентьевич, начальник гаража г. Гомель, пом. по технической части.
IX. ХОЗЧАСТЬ
33. Интендант 3-го ранга Ерофеев Николай Михайлович, пом. начальника Могилевской межкрайшколы НКВД по хозчасти, начальник обозно-вещевого снабжения.
X. БОЕПИТАНИЕ
34. Воентехник 2-го ранга Дворядкин Ефрем Сергеевич, пом. начальника 8-го отдела штаба охраны тыла, начальник боепитания.
XI.САНЧАСТЬ
35. Военврач 3-го ранга Трущ Григорий Николаевич, пом. начальника санслужбы 23 МСП, начальник санслужбы.
Параграф 2. Нижепоименованных лиц допускаю к исполнению обязанностей:
III. 1 СТРЕЛКОВЫЙ БАТАЛЬОН
1. Сержант милиции Мандрус Николай Ефимович, ст. инспектор ОСБП УНКВД Витебской области, командир 1-й роты.
2. Воентехник 2-го ранга Самохвалов Даниил Андреевич, ст. райинспектор Столинского РО НКВД, политрук 1-й роты.
3. Мл. лейтенант милиции Захаров Василий Кузьмич, начальник ОСБП УНКВД Пинской области, командир 2-й роты.
4. Б/зв. Галиулин Норуслан Андрохимович, политрук смены Брестской тюрьмы, политрук 2-й роты.
5. Сержант ГБ Владимиров Николай Федорович, начальник Гродненской тюрьмы, командир 3-й роты.
6. Б/зв. Каликин Иван Михеевич, полит-
рук Минской тюрьмы, политрук пульроты.
IV. 2 СТРЕЛКОВЫЙ БАТАЛЬОН
7. Мл. лейтенант милиции Приходько Сергей Арефьевич, политрук ГО НКВД, комиссар батальона.
8. Мл. лейтенант милиции Медведев Григорий Федорович, начальник Пинской школы милиции.
V. 3 СТРЕЛКОВЫЙ БАТАЛЬОН
9. Б/зв. Минин Сергей Анатольевич, начальник ВУС гор. отд., командир 8-й роты.
10. Сержант милиции Лещев Иван Ануфриевич, ст. инструктор п/отд., полит-
рук 8-й роты.
11. Сержант милиции Аношкин Петр Федорович, политрук РО НКВД, политрук 7-й роты.
12. Б/зв. Самойлов Михаил Амосович, ст. инструктор отд. Витебской области, политрук пульроты.


Народный комиссар
внутренних дел БССР
ст. майор ГБ Матвеев».

 

 

 


В последующем списочный состав командно-политического и начальствующего состава полка неоднократно менялся ввиду того, что часть несла боевые потери в живой силе в сражениях против фашистских захватчиков. Кроме того, личный состав периодически откомандировывался в другие воинские формирования.

Полк был сформирован в течение двух суток, после чего он был проинспектирован секретарем ЦК КП(б) Белоруссии Г.Б. Эйдиновым, председателем СНК БССР Н.Е. Авхимовичем и Наркомом внутренних дел БССР А.П. Матвеевым, которые убедились в высокой степени его боеготовности.

Личный состав в основном был вооружен стрелковым оружием (винтовки, ручные пулеметы и пистолеты). Для оперативности и гибкости управления, придания мобильности и маневренности при выполнении боевых задач в полку имелись грузовые автомобили. Так, по состоянию на 10 августа 1941 года из АХУ НКВД БССР на укомплектование полка были переданы автомашины: марки «ЗИС-5» – 14 единиц, «ГАЗ-АА» – 42 единицы, «ГАЗ-А» – 1 единица, «Форд-А» – 1 единица, «ЗИС-21» – 1 единица.

Следует отметить, что в фонде Главного управления внутренних войск НКВД СССР в единице хранения под №831 имеются приказы по строевой части 53-го оперативного мотострелкового полка НКВД БССР за период с 5 августа по 24 сентября, насчитывающие 64 листа. Эти документы частично проливают свет на боевую деятельность милицейского воинского формирования.

Так, приказ №1 по строевой части датирован 5 августа 1941 года, в связи с чем можно предположить, что это день образования полка. Далее приводится его содержание.


«Приказ № 1
по 53-му мотострелковому полку войск НКВД 5/8-1941 г., лагерь Ченки
По части строевой.
1. Суточный наряд по полку на 6 августа 1941 г.
Дежурный по полку – к-р 2-го батальона капитан Гнедовский.
Пом. дежурн(ого) по полку – к-р 4-й роты 2-го б-на л-т Селеверстов.
Караул в составе 48 чел. от 2-го б-на.
Дежурный по штабу – писарь строевой части Полящук.
Посыльные при штабе – 2 чел. от роты связи.
Наряд на кухню – 2 дежурных и 16 рабочих от 2-го б-на.
Дежурные по б-нам по одному среднему командиру от б-на.
Дневальные по ротам по 2 чел. от роты.
Дежурная часть – 5-я рота от 2-го б-на.
2. Устанавливаю время и место развода.
Развод производить в 18.00. Место развода – передняя линейка против штаба, строем, обращенным фронтом к штабу.
3. Дежурными по кухне назначать командиров и политруков.

Командир полка майор Калиничев
Комиссар полка
ст. политрук Сербантов
Начальник штаба майор Додин».


По приказу НКВД БССР один батальон в количестве более 500 человек под командованием начальника штаба майора А.Е. Додина и комиссара полка старшего политрука А.С. Сербантова был направлен в район Жлобина непосредственно к линии фронта. Там, между деревнями Четверки и Якимовка на 70 километров протянулась линия обороны. Данный батальон охранял подразделения Красной Армии от удара в спину со стороны противника, пресекал выброс фашистского десанта в тыл наших войск, а также проявления дезертирства. Из приказов по полку можно сделать вывод, что данный батальон действовал самостоятельно в отрыве от главных сил в период с 15 по 23 августа, так как в это время должности комиссара и начальника штаба полка временно исполняли младший лейтенант госбезопасности А.И. Удальцов и капитан А.С. Полянский.

Кроме того, с 13 по 19 августа 1941 года 2-я рота «Ченковского» полка совместно с Гомельским полком народного ополчения стойко и мужественно держала оборону в урочище «Семень» Гомельского района.

Гомельский полк народного ополчения был сформирован в период с 7 по 12 июля 1941 года и насчитывал 2300 человек личного состава. Как воинское формирование находился в резерве 21-й армии Центрального фронта. Ополченцы участвовали в эвакуации заводов и фабрик, вели борьбу с диверсантами, охраняли промышленные объекты, линии связи, строили оборонительные рубежи.

В течение шести суток они не пропускали немецкие войска, пытавшиеся прорваться в Гомель со стороны Ветки. По подсчетам военных историков на высоте погибло около 1800 человек.

Сегодня урочище «Семень» находится под охраной государства. На его территории силами молодежи из военно-патриотического клуба «Честь» структурного подразделения центра «Дзержинец» при войсковой части 5525 отремонтированы памятник и мемориал в честь командиров и бойцов Гомельского полка народного ополчения и 2-й роты «Ченковского» полка, погибших на поле брани в августе 1941 года. Кроме того, восстановлены инженерные сооружения. Теперь здесь сооружены траншеи, окопы, блиндажи, расположенные на том же месте, где они и находились в годы войны.

Согласно приказу № 17 по 53-му оперативному мотострелковому полку НКВД БССР от 24 августа 1941 года, по распоряжению Наркома внутренних дел БССР из состава МСП в распоряжение командующих 3-й, 13-й и 21-й армий было откомандировано по 100 человек. Кроме того, 200 человек были направлены в штаб Центрального фронта (г. Гомель), а также 166 человек – в штаб охраны тыла Центрального фронта со снятием их со всех видов довольствия. Основная часть личного состава полка, оставшаяся в Ченках, принимала активное участие в обороне Гомеля.

После захвата фашистами облцентра батальон под командованием начальника штаба полка майора А.Е. Додина был снят с фронта и отправлен в район 71-го километра шоссе Гомель – Чернигов. В связи с этим был издан приказ по строевой части от 26 августа 1941 года № 19, в котором говорилось: «Во исполнение приказа командующего Центрального фронта № 011 приказываю полку передислоцироваться к новому месту…».

В 6.30 5 сентября 1941 года полк выступил на новое место назначения по маршруту Лубянка, Чувардино, Кромы и к исходу дня достиг леса восточнее Кукурсивка.

Оборона Гомеля велась войсками 21-й армии Центрального фронта и бойцами Гомельского полка народного ополчения в период с 12 по 19 августа 1941 года.

8 – 10 августа противник силами до 25 немецких дивизий вклинился в оборону 21-й армии и прорвал ее на участке Кричев – Пропойск (Славгород) – Речица.

12 августа 2-я немецкая армия, беспрерывно нанося авиаудары и используя артиллерию, начала штурм города.

19 августа на улицах города, где были возведены баррикады, вместе с воинами 21-й армии мужественно держали оборону ополченцы и бойцы отдельного батальона Гомельского гарнизона. Тяжелые кровопролитные бои шли и в пригородах Гомеля.

На левом берегу реки Сож советские войска еще трое суток сдерживали движение противника, нанося ему значительные потери в живой силе и боевой технике.

Следует отметить, что стойкая и мужественная оборона Могилева, Гомеля и Орши явилась составной частью Смоленской битвы в период с 10 июля по 10 сентября 1941 года.


Исторический факт
14 июля 1941 года в районе Орши Красная Армия впервые применила против врага боевые машины «Катюша». Залп 112 ракет из 7 реактивных установок батареи, которой командовал капитан И.А. Флёров, вызвал панику в рядах противника. Кроме того, во время Смоленской битвы родилась Советская Гвардия, соединения которой сыграли важную роль в срыве наступления немецко-фашистских войск на Москву.

Перегруппировав силы, полк в последующем продолжал выполнять приказы высшего командования по охране тыла Центрального, а позже Брянского фронтов. Нередко бойцы полка вступали в непосредственную схватку с немецко-фашистскими войсками. Так было на берегу реки Сейм. Недалеко от города Конотопа МСП сдерживал наступавшие танки и мотопехоту противника. Атаковав, гитлеровцы стремились броском овладеть переправой через реку. Однако на их пути встали воины 53-го «Ченковского» оперативного мотострелкового полка войск НКВД БССР. Более двух суток продолжался неравный бой. Гитлеровцы так и не смогли взять переправу. Оставили свои позиции бойцы полка только тогда, когда их сменили красноармейцы. За два дня боев полк понес значительные потери в живой силе.

Боевые действия на Конотопщине велись с 6 по 18 сентября1941 года. С нашей стороны участвовали: 3-й воздушно-десантный корпус, 227, 293-я стрелковые дивизии, сводная группа в составе 791-го стрелкового полка, 295-й стрелковой дивизии, 1042-го стрелкового полка, входивших в состав 40-й армии Юго-Западного фронта.

Последний оборонительный рубеж по приказу старшего начальника полк занял в 15 километрах от города Орла по шоссе Орел – Кромы. После сильной воздушной атаки в бой были брошены подразделения танковой армии Гудериана.
В течение нескольких часов бойцам пришлось выдерживать исключительной силы натиск многократно превосходящего противника. Положение «ченковцев» осложнялось тем, что они не располагали противотанковой артиллерией. И здесь бойцов полка выручило бесхитростное, но довольно грозное оружие времен Великой Отечественной войны – «коктейль Молотова», бутылки с легковоспламеняющейся жидкостью. Кроме того, выстоять личному составу помогли беспредельная преданность Родине, стойкость, мужество и отвага, боевая спайка, а также полученный в предыдущих сражениях с ненавистным врагом боевой опыт.

В этом двухдневном бою гитлеровцы потеряли значительное количество танков – машины горели как скирды сухой соломы. Но и полк понес невосполнимые боевые потери. Один из батальонов был полностью уничтожен. Лишь около 150 человек из состава полка сумели живыми выйти из боя, многие из них были тяжело ранены и контужены.

Следует отметить, что перед боем специальная комиссия отобрала из числа личного состава полка группу военнослужащих в количестве 300 человек, – уроженцев западных областей Беларуси, где они имели родственников и иные связи. Все они были направлены в специальные школы по подготовке к диверсионной работе в тылу врага. Ранее, в соответствии с пунктом 1 приказа командира полка от 14 сентября 1941 года № 33, такие же уроженцы западных областей Беларуси в количестве 31 человек были откомандированы в распоряжение начальника Школы НКВД г. Болхов Орловской области, с исключением из списков личного состава части и снятием со всех видов довольствия.

Орловско-Брянская операция проводилась командованием Красной Армии с 30 сентября по 23 октября 1941 года и являлась составной частью Московской оборонительной операции 1941 – 1942 годов.

В ходе операции части Красной Армии были окружены превосходящими силами противника, однако остановили продвижение 2-й танковой группы Гудериана (с 6 октября – 2-й танковой армии) и нанесли врагу тяжелые потери. Затем уцелевшие части прорвали окружение и заняли оборонительные рубежи.

В результате операции наступление фашистских войск на Москву было задержано более чем на две недели, что позволило советским войскам перегруппироваться и подтянуть резервы, в том числе с Дальнего Востока.

После кровопролитного боя под Орлом остатки 53-го «Ченковского» оперативного мотострелкового полка НКВД БССР отошли к Мценску, а затем к Москве. По прибытии в столицу личный состав полка был передан во 2-ю отдельную мотострелковую дивизию особого назначения войск НКВД, которая была сформирована 8 октября 1941 года на базе частей отдельной мотострелковой дивизии особого назначения им. Ф.Э. Дзержинского.

На этом непродолжительный, но вместе с тем героический боевой путь 53-го оперативного мотострелкового полка НКВД БССР в период Великой Отечественной войны закончился.

К сожалению, история и лихолетье 1941–1945-го так распорядились, что в ведомственных архивах системы МВД России и Беларуси не сохранились личные дела и послужные карточки многих командиров и бойцов данного полка, в связи с чем мы не знаем, как сложилась их судьба. Живы ли они? Или покоятся на безымянной высоте?

СербантовВместе с тем известно, что бывший комиссар «Ченковского» полка полковник Сербантов Андрей Семенович после войны с 1949 по 1951 год возглавлял партийный комитет МВД БССР. Затем был назначен на должность заместителя Министра внутренних дел БССР по кадрам, в которой проработал три года. Позже в течение года руководил кадровым аппаратом УВД Минщины, а с 1954 по 1961 год успешно возглавлял УВД Минского облисполкома. Похоронен А.С. Сербантов на Северном кладбище в Минском районе.

В датированном 20 января 1943 года аттестационном листе на присвоение очередного воинского звания старшему инструктору политотделения Главного управления МПВО НКВД СССР батальонному комиссару Андрею Семеновичу Сербантову говорится, что в 1941 году он в течение трех месяцев исполнял должность военного комиссара мотострелкового полка НКВД Белоруссии, а в августе 1942 года был избран секретарем партийного бюро Главного управления МПВО НКВД СССР.

В аттестации отмечено, что с работой старшего инструктора политотделения Главного управления МПВО НКВД СССР он вполне справляется и обогащает свой организационно-пропагандистский опыт. Выдвигается на должность начальника 2-го отделения политотдела Главного управления МПВО НКВД СССР. Достоин присвоения воинского звания «майор».

Из этого же документа мы узнаем, что Андрей Семенович Сербантов родился в 1905 году в селе Никольское Бельского района Смоленской области, русский, из крестьян, общее образование – 7 классов школы второй ступени, перед войной заочно окончил военно-политическое училище школы усовершенствования командного состава НКВД СССР. Служил в армии, где в течение 5 лет был на командных должностях: командир взвода и помощник начальника штаба отдельного дивизиона. Член ВКП(б) с 1931 года. Таковы скупые строки официального документа.

Кроме того, из архивных документов стало известно, что командир 53-го оперативного полка НКВД БССР Калиничев Алексей Тихонович родился в 1899 году в деревне «Красный парус» Задонского района Орловской области, русский. В январе 1918 года добровольно вступил в ряды Красной Армии, являлся участником Гражданской войны. В 1935 году окончил два курса Военной академии моторизации и механизации РККА им. И.В. Сталина.

Перед войной Калиничев А.Т. был назначен начальником 23-го мотострелкового полка оперативных войск Главного управления пограничных войск НКВД СССР.

Основной задачей оперативных войск НКВД СССР являлась борьба с политическим и уголовным бандитизмом на территории страны; обнаружение, блокирование, преследование и уничтожение бандформирований.

С началом войны они стали широко привлекаться для охраны войскового тыла действующей Красной Армии. На них было возложено несение гарнизонной службы в освобожденных от противника населенных пунктах.

В 1934 – 1941 годах оперативные части НКВД входили в состав пограничной и внутренней охраны (с сентября 1938 года пограничные и внутренние войска) НКВД. После реорганизации пограничных и внутренних войск в феврале 1939 года оперативные части вошли в состав пограничных войск. 26 февраля 1941 года были выделены в самостоятельный род войск – оперативные войска НКВД. Позже, приказом НКВД СССР от 19 января 1942 года № 00150, были реорганизованы во внутренние войска.

Руководство оперативными (внутренними) войсками осуществляло Управление оперативных войск НКВД СССР, с 19 января 1942 года – Управление внутренних войск НКВД СССР, а с 28 апреля 1942 года – Главное управление внутренних войск НКВД-МВД СССР.

Приказом НКВД СССР от 28 февраля 1941 года № 00234 был объявлен Перечень частей и соединений оперативных войск НКВД СССР, в который вошел 23-й мотострелковый полк с местом дислокации: управление части и 1-й стрелковый батальон в городе Белостоке, 2-й стрелковый батальон в городе Бресте. Этим же приказом полк был выведен из состава пограничных войск и включен в состав оперативных войск НКВД СССР.

До начала Великой Отечественной войны полк в Западной Белоруссии выполнял задачи по охране внутреннего порядка, принимал участие в ликвидации антисоветских подпольных вооруженных отрядов, разведывательно-диверсионных групп и т.д.

Данный полк был единственным в структуре оперативных войск НКВД СССР на территории БССР в начальный период Великой Отечественной войны. К сожалению, судьба 23-го мотострелкового полка сложилась трагически. Он разделил участь многих соединений и частей, погибших в окружении в Белостокском выступе, мало кто из командиров и бойцов остался в живых.

В июле 1941 года майор Калиничев А.Т. назначается командиром 53-го оперативного мотострелкового полка НКВД БССР. Решительно и грамотно руководил деятельностью подчиненных по уничтожению десанта (численностью 85 человек) солдат и офицеров, а также двух самолетов «Ю-88» противника в Добрушском районе Гомельской области. При этом майор Калиничев А.Т. броском гранаты уничтожил четырех фашистов, двух – из личного оружия.

Позже, выполняя приказ начальника охраны войскового тыла Центрального фронта по передислокации полка в другой район, при совершении марша на пути следования колонна наткнулась на вражеский десант на реке Десна численностью до 165 человек при двух танкетках и двух 37-мм орудиях. В четырехчасовом бою десант противника был полностью уничтожен, чем была обеспечена переправа для отходящих тылов 2-й и 3-й армий.

После переправы всех частей на южном берегу Десны майор Калиничев А.Т. с 24 по 28 августа 1941 года силами полка сдерживал натиск передовых частей противника, удерживая за собой Бутурлиновские переправы, чем обеспечил организованный отход тыловых подразделений. Лично участвовал в контратаках, уничтожил гранатами два минометных расчета и девять немцев из личного оружия. В одной из схваток получил легкое ранение, но, несмотря на это, продолжал истреблять фашистов до смены его части авиадесантами Красной Армии.

В последующем майор Калиничев А.Т. был начальником штаба 55-го офицерского полка отдельной офицерской бригады Московского военного округа и начальником охраны войскового тыла 31-й армии. Ему было присвоено воинское звание «подполковник». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 ноября 1945 года он награжден орденом Отечественной войны II степени.

Следует отметить, что с первого дня формирования «Ченковского» полка командование уделяло особое внимание поддержанию железной воинской дисциплины, высокой личной организованности, ответственности и исполнительности как командно-начальствующего, так и рядового состава. Об этом красноречиво свидетельствуют изданные в 1941 году приказы по полку.

Так, из параграфа 1 приказа № 3 от 8 августа 1941 года мы узнаем, что командир 1-го взвода 4-й роты 2-го батальона Тимофей Федорович Мазур 6 августа 1941 года, выполняя обязанности начальника полкового караула, в 9 час. 30 мин. самовольно оставил караул и ушел на реку Сож глушить рыбу, для чего бросил две ручные гранаты. За нарушение устава гарнизонной службы, беспричинную порчу боеприпасов и демаскировку расположения части, на основании распоряжения Народного комиссара внутренних дел БССР ст. майора государственной безопасности Матвеева, командир взвода Т.Ф. Мазур был арестован и предан суду военного трибунала.

Кроме того, второй параграф данного приказа свидетельствует о том, что 5 августа 1941 года бойцы 2-го батальона 6-й роты 3-го взвода Ф.А. Тюшин, В.И. Баталин и Н.Ф. Исаев отказались сдавать имеющееся у них личное оружие и получать положенное им по табелю, мотивируя свой отказ тем, что они являются оперативными работниками. С наступлением темноты ушли из расположения своей роты и ночевали в расположении другого подразделения, тем самым не выполнили приказ НКВД БССР о сдаче оружия и совершили самовольную отлучку. На основании распоряжения Народного комиссара внутренних дел БССР ст. майора государственной безопасности Матвеева эти бойцы были арестованы на 10 суток с содержанием на полковой гауптвахте.

В соответствии с приказом № 9 от 12 августа 1941 года «за самовольные переходы из одного подразделения в другое и систематическое уклонение от занятий» боец 2-го взвода 3-й роты Красников Алексей Михайлович был арестован на 5 суток, с содержанием на полковой гауптвахте.

Параграф 2 приказа № 17 от 24 августа 1941 года гласит, что врид командира батальона капитану С.Ф. Абразевичу «за непостановку задачи перед начсоставом на марш и неуказание конечного пункта следования, в результате чего в пути оторвалось отделение прикрытия и прибыло на одни сутки позднее батальона» был объявлен выговор. Такое же наказание получил и начальник связи полка капитан Н.И. Костычев «за неуточнение поставленной задачи на марш и отрыв во время движения от основных сил батальона, в результате чего прибыл к конечному пункту движения на одни сутки позднее».

В пункте 1 приказа по строевой части 53-го оперативного мотострелкового полка НКВД БССР от 10 сентября 1941 года говорится: красноармейца 8-й роты Сухорукова С.М., командира отделения 8-й роты Белова Н.П., командира отделения 3-й роты Усцова М.А.,шофера автотранспортной роты Шумякова Л.И., помощника старшины 3-й роты Казючица П.И. «за коллективную пьянку при исполнении служебных обязанностей (поездка за водой) и дебош, учиненный во время задержания» арестовать на 10 суток и перевести в рядовой состав.

Из второго пункт этого же приказа мы узнаем, что красноармейца 2-й роты Рудакова Георгия Семеновича «за участие в коллективной пьянке, дебош и угрозу расправы с дежурным по полку по отбыванию наказания необходимо предать суду военного трибунала». Таковы реалии Великой Отечественной войны, и от этого никуда не уйти.

Были и другие, более строгие и жесткие приказы, направленные в первую очередь на поддержание высокой степени боеспособности подразделений, качественное и своевременное выполнение личным составом полка боевых задач военного времени.

Если взять за основу, что 5 августа 1941 года является датой образования 53-го «Ченковского» полка, то эта боевая единица просуществовала всего около трех месяцев. Вместе с тем, личный состав полка, несмотря на понесенные большие потери в боях с немецко-фашистскими захватчиками, до конца и с честью выполнил свой воинский и сыновний долг перед народом, партией и советским правительством.

PS. В публикации отмечалось, что полк из своего состава неоднократно отправлял группы бойцов – уроженцев западных областей Беларуси в специальные школы по подготовке к диверсионной работе в тылу врага. Но это уже совершенно другая история, требующая глубокого и всестороннего документального изучения, осмысления и систематизации.

Юрий Верланов

Телефон доверия
#моямилиция