6 мая 2017Громкое дело:трасса смерти

В ноябре 2002 года в небольшом водоеме недалеко от деревни Гонолес Минского района местные жители обнаружили обнаженный труп женщины. Причиной смерти явились множественные колото-резаные раны в области грудной клетки. В ходе дальнейшего судебно-медицинского исследования выяснилось: пострадавшая была изнасилована, ее тело безуспешно пытались сжечь, а когда сделать это не удалось, бросили в воду…

Пролить свет на случившееся предстояло группе опытнейших сыщиков, в том числе на тот момент старшему оперуполномоченному отдела по раскрытию преступлений против личности УУР УВД Минской области старшему лейтенанту милиции Дмитрию Крюкову (на снимке). Личность жертвы установили быстро. Ею оказалась жительница деревни Красное Молодечненского района, куда и выбыли сотрудники милиции.

- Рассматривали и прорабатывали различные версии, исходя из образа жизни потерпевшей, которая занималась проституцией, - рассказывает сегодня уже заместитель начальника УУР УВД Минщины подполковник милиции Дмитрий Крюков. - Например, в поле нашего зрения сразу оказался проживавший в расположенном неподалеку поселке Чисть водитель-дальнобойщик. Незадолго до трагедии он угрожал расправой женщине за то, что она украла у него документы. Однако подозрения не подтвердились. Не удалось установить причастность к преступлению и другого подозреваемого, розыск которого велся на территории республики на протяжении недели.

Счёт жертв открыт

А уже в декабре 2002-го в лесу вблизи деревни Зеленое Минского района снова были обнаружены страшные находки: части женского тела. В этот раз жертвой стала жительница горпоселка Радошковичи, которая пропала без вести летом того же года. Всё, что знали оперативники: в последний раз девушку видели живой, когда она собиралась возвращаться домой из Ждановичей.

- Тела обеих потерпевших находились недалеко от дороги, ведущей из Минска в Молодечно, что, естественно, наводило на определенные размышления, - продолжает Дмитрий Александрович. - Поэтому мы обобщили материалы по фактам безвестного исчезновения молодых женщин за последние годы. Тщательно проанализировав собранную информацию, предположили: тех, чьи следы теряются на магистрали, явно больше. Первоначально речь шла о семи-восьми девушках, но впоследствии стало очевидно, что и эта цифра не окончательная. В декабре 2002 года еще два трупа были обнаружены в лесных массивах возле могилевской и слуцкой трасс. Хотя направления оказались другими, материалы заведенных по данным фактам оперативных дел приобщили к уже имевшимся.

Многое указывало на то, что пропавшие без вести могли стать жертвами серийного убийцы, однако оперативники не спешили с выводами, продолжая взвешивать факты. Параллельно с отработкой нескольких основных версий члены специально созданной следственно-оперативной группы проверяли, не могли ли в отношении потерпевших быть совершены преступления на бытовой почве. В процессе сыщики раскрыли немало иных злодеяний: фактов незаконного оборота оружия, подделки документов, краж и других, но найти виновных в смертях девушек в их ближайшем окружении не удалось. Не оправдалось и предположение о том, что к случившемуся могли приложить руку представители деструктивных сект.

- Усилия потребовались поистине колоссальные, - вспоминает подполковник милиции. - Наряду с оперативными мероприятиями была организована массированная отработка жилого сектора. Поскольку большинство молодых женщин пропали недалеко от дороги, ведущей в Молодечно, сотрудники милиции посетили все населенные пункты, садовые товарищества, расположенные вдоль трассы, встретились и побеседовали с жильцами, без преувеличения, каждого подворья - а это десятки тысяч человек. Но результаты, увы, отсутствовали. К тому моменту версия о том, что в Минской области орудует маньяк, хотя мы старались избегать упоминания этого слова, стала ключевой. Мы знали: пропавшие девушки голосовали на выезде из столицы, чтобы добраться до пункта назначения на попутном транспорте, в результате чего, скорее всего, и привлекали внимание преступника.

Чтобы побудить серийного убийцу проявить себя, было решено провести оперативный эксперимент. На протяжении нескольких недель в определенные дни сотрудницы ОПО УВД повторяли маршруты движения предполагаемых жертв, садясь в случайные автомобили. В обязанности Дмитрия Крюкова входило их сопровождение для обеспечения безопасности. На случай непредвиденной ситуации неподалеку всегда находилась машина Госавтоинспекции. А понервничать стражам правопорядка пришлось…

- Некоторые водители, подобрав наших коллег, резко увеличивали скорость, другие делали девушкам непристойные предложения, - вспоминает Дмитрий Александрович. - Каждого такого автовладельца брали на заметку и проверяли на причастность к совершенным преступлениям. Раз за разом анализируя полученную информацию, в одном из отчетов сотрудниц оперативно-поискового отдела как-то нашли упоминание о подозрительном молодом человеке, который вызвался подвезти попутчицу на красных «Жигулях» четвертой модели.

И тут, как говорится, пазл сложился.

В материалах розыскного дела уже были показания знакомого пропавшей без вести женщины, который утверждал, что в последний раз видел ее садившейся именно в такой автомобиль.

Круг замкнулся

Оказавшаяся в поле зрения оперативников машина принадлежала отцу парня, работавшего юристом в одном из столичных риелторских агентств. Коллеги отзывались о нем, как об исключительно порядочном и доброжелательном человеке. Однако в личной жизни Николая Савостьянова* далеко не всё складывалось гладко: брак распался, ребенок остался с бывшей супругой. Была в биографии молодого человека и судимость, которую он получил в 1998 году за хулиганство. Возле остановочного пункта электропоездов Зеленое в Минском районе парень попытался изнасиловать прохожую, но злоумышленника задержали и передали сотрудникам милиции. Выяснилось, что недалеко от места нападения находилась дача, принадлежавшая родителям Николая, а еще - деревня Зеленое, где накануне нашли останки одной из девушек. Зацепившись за эту ниточку, оперативники начали разматывать весь клубок преступных похождений подозреваемого. Круг замкнулся…

- Установили за ним наблюдение, - продолжает Д. Крюков. - Молодой человек совершал многочисленные и на первый взгляд бессмысленные поездки по Минской области. Мог направиться в Молодечно, оттуда - в Вилейку, затем - в Воложин, по пути подвезти кого-нибудь, без особой надобности свернуть на разбитую грунтовую дорогу и так далее. Но ничего противозаконного не совершал, поэтому основания для его задержания отсутствовали. Параллельно мы продолжали анализировать огромное количество уголовных дел и материалов, по которым были вынесены отказы в возбуждении. И таким образом узнали о произошедшем в 1997 году нападении неустановленного лица с целью изнасилования на девушку, которое также случилось возле остановочного пункта Зеленое. Тогда злоумышленнику не удалось довести задуманное до конца, и он скрылся. Когда потерпевшей предъявили фотографию Николая Савостьянова, она даже спустя пять лет уверенно опознала своего обидчика. Молодого человека задержали, но он упорно отрицал причастность к исчезновениям и убийствам девушек. Нашей же задачей было не только доказать его вину, но и найти тела пропавших без вести, чтобы родственники могли предать их земле.

Во избежание огласки

Впоследствии взамен на признательные показания Савостьянов затеял своеобразную игру с оперативниками: постоянно выдвигал новые требования. Например, он был категорически против всякой огласки этого дела: не хотел присутствовать на суде, просил не производить фото- и видеосъемку во время следственных действий, не сообщать о случившемся близким, позволить с ними проститься и покончить жизнь самоубийством. Попытку суицида он предпринял в ИВС. Поэтому, когда изувер наконец согласился показать сыщикам, где находятся тела, от оперативников требовались предельная бдительность и внимательность.

- Савостьянов обладал феноменальной памятью, - отмечает подполковник милиции. - Хорошо знал местность, где расправлялся со своими жертвами и прятал их вещи. Представьте, посреди заснеженного чистого поля он безо­шибочно указывал дорогу, места захоронений. Растопив в указанных точках в лесу снег, мы находили серьги, части обуви, зонтов… Всего обнаружили свыше десяти трупов и фрагментов тел - больше, чем предполагали изначально.

К слову, некоторые жертвы даже не значились в списках пропавших без вести. Савостьянов признался в убийствах, произошедших еще в 1996-м и 1998 годах, - до того, как его осудили за хулиганство. Большинство же нападений он совершил уже после освобождения из мест лишения свободы и, по собственному признанию, не мог остановиться, хотя чувствовал - ловушка скоро захлопнется. Все его жертвы подверглись изнасилованию. Понимая, что ответственности за содеянное не избежать, Савостьянов убивал потерпевших и избавлялся от тел: расчленял и нередко сжигал, в одном из случаев уничтожил останки прямо в печи на даче родителей. Результаты экспертизы подтвердили: мужчина не страдал психическими заболеваниями и мог осознавать последствия своих действий. Тогда как объяснить поведение зло­умышленника? Мы долго размышляли над этим, стремились понять, что руководило его поступками, дабы в будущем не допустить подобного, и пришли к выводу: ответы, скорее всего, нужно искать в детстве. Близкие ограничивали мальчика в общении со сверстниками, с юных лет внушали - женщины его недостойны, и это привело к развитию комплексов в зрелом возрасте, проблемам в общении с противоположным полом.

Наряду с получением признательных показаний подозреваемого оперативники планомерно нарабатывали доказательную базу по этому резонансному делу. Например, хотя в начале 2000-х генотипоскопические экспертизы проводились редко и были очень дорогостоящими, именно результаты такого исследования послужили неопровержимым свидетельством вины Савостьянова.

- В 2003-м мы снова выехали туда, где была обнаружена первая жертва, - говорит собеседник. - Ее личных вещей на месте преступления сразу не нашли. Поэтому я решил снова пройтись по извилистым лесным тропинкам, внимательно оглядываясь по сторонам. И вскоре наткнулся на стихийную свалку, где взгляд упал на пакет с женскими вещами. На одной из них обнаружилась кровь, как выяснилось в результате экспертизы, принадлежавшая потерпевшей, а еще биологический материал преступника - Савостьянова. Множественные следы крови жертв были найдены и в дачном доме его родителей, где он совершил ряд злодеяний.

По словам Дмитрия Александровича, изобличение и задержание серийного преступника стало результатом напряженной и слаженной работы команды сыщиков, в том числе на тот момент начальника отдела по раскрытию преступлений против личности УУР УВД Минщины подполковника милиции Сергея Рачеева, старшего оперуполномоченного по особо важным делам и опер­уполномоченного того же отдела майора милиции Сергея Жука и капитана милиции Алексея Чумака. Чтобы вывести преступника на чистую воду, стражам правопорядка потребовалось чуть более трех месяцев. И сотрудники извлекли для себя немало уроков из тех трагических событий. Собранные ими материалы легли в основу 27 томов розыскного дела.

Но Савостьянову было не суждено предстать перед судом и ответить за содеянное по всей строгости закона - он умер в ходе предварительного расследования. Лишь обугленные стены и остов печи остались на месте родительской дачи, разрушенной до основания в результате разыгравшегося пожара.

Вероника ГЕРЕГА-ФИЛИПОВИЧ, "На страже".

* Данные изменены.

Телефон доверия
#моямилиция