26 мая 2017Путёвку в жизнь дали белорусская земля, её бескорыстные люди

Белорусская милиция взрастила целую плеяду блестящих руководителей, благодаря которым органы внутренних дел достигли больших высот. В числе тех, кто в свое время поднимал ведомство на эти высоты, был и Министр охраны общественного порядка БССР Борис Тихонович Шумилин, которому 25 мая исполнилось бы 95 лет.

Генерал Шумилин возглавлял милицию нашей страны меньше двух лет (в 1965 - 1967 гг.), но этого оказалось достаточно, чтобы его имя было вписано золотыми буквами в славную летопись органов правопорядка и Беларуси, и России.

Война

Недоучившегося студента Ленинградского театрального института она застала на срочной. 27 июня 1941-го подразделение, в котором служил командир отделения Шумилин, перебросили из Тулы в Могилев. Немцы там понесли большие потери. Но еще большие - советские части, многие из которых были окружены и уничтожены.

Отряд, с которым Шумилин выбирался из котла, попал в засаду. Вместе с мирными жителями многие бойцы оказались в лагере под Могилевом. По свидетельству вдовы Бориса Тихоновича Галины Александровны Шумилиной, его тоже взяли в плен.

Первое время в немецком лагере порядки не были строгими. Лето заканчивалось, местным жителям нужно было убирать поля. Две женщины за курицу и яйца отпросили у оккупантов в качестве рабочей силы Бориса и еще одного москвича-художника.

После полевых работ пленные назад, конечно же, не вернулись - ушли в лес, где повстречали бойцов 128-го партизанского отряда (будущая 14-я Темнолесская партизанская бригада Могилевского соединения). Полтора года Шумилин воевал в рядах народных мстителей. В бою под деревней Печкуры его тяжело ранили. Подобрали и выходили местные: ветеринар сделал операцию, а одна из женщин скрывала у себя дома на печи.

Выздоровев, Борис Тихонович вернулся в лес, стал политруком бригадной разведки. За участие в боях удостоился своего первого ордена - Красной Звезды. Там же стал редактором боевого листка «Партизан-диверсант», а потом и одноименного журнала. В октябре 1943-го, когда партизаны соединились с частями Красной Армии, Шумилина направили в Дрибин секретарем райкома комсомола. После были Центральная школа партизанского движения в Москве и возвращение в Беларусь. Борьбу продолжил в качестве бойца подпольного обкома ВЛКСМ Брестского партизанского соединения. О своем участии в войне герой этого очерка много не рассказывал: «Не я один такой был. Вся страна за винтовки взялась, в тылу за станки встала, пахала от рассвета до заката. За народ свой воевал - вот и всё».

Вторая родина

Сразу после освобождения республики Шумилина назначили секретарем Брестского обкома ВЛКСМ по пропаганде и агитации, а в 1947-м - первым секретарем Брестского обкома комсомола, в 1951-м - завоблоно Брестского облисполкома. Трудовой путь Шумилина стремительно вел к новым высотам. Человека, который с легкостью осваивал любое начинание, ценили.

Важную роль в его жизни сыграл другой выдающийся человек - Герой Советского Союза, будущий первый секретарь ЦК КПБ Петр Миронович Машеров. Как и Шумилин, он с первых дней участвовал в войне. Попал в окружение, затем в плен. Бежал из лагеря, присоединился к партизанам. Как и Шумилин, стал секретарем подпольного обкома ВЛКСМ - только Вилейского. И в 1955-м именно Машеров, тогда первый секретарь Брестского обкома партии, пригласил Шумилина на должность завотдела пропаганды и агитации обкома КПБ. Он же спустя два года рекомендовал Бориса Тихоновича первым секретарем Кобринского райкома партии - поднимать сельское хозяйство. К слову, в этом деле фронтовик преуспел: открыл птицефабрику в Кобрине. Впереди уже намечалась работа первым секретарем Витебского обкома. Многого бы добился на партстезе Шумилин, которого в 1961-м к тому же избрали членом ЦК КПБ, депутатом Верховного Совета БССР. Но ему была уготована другая судьба.

Поворот

После того как Министр охраны общественного порядка БССР генерал Александр Аксёнов покинул свой пост, на эту должность Петр Машеров предложил гражданского человека. Шумилину присвоили звание полковника и доверили руководство всей белорусской милицией.

Талантливый человек талантлив во всём. Но не только это делало Шумилина исключительным. Секрет заключался в том, что он при всей своей природной одаренности всё же опирался на мнения людей, которыми руководил, на знания опытных специалистов. Поэтому и в новую службу влился быстро, избавив МООП от потрясений, обычно сопутствующих прибытию нового руководителя.

С первого же дня работу повел так, словно всю жизнь служил в милиции. Взялся за профилактику, повышение эффективности оперативно-следственной деятельности. Для этого нужно было не только усилить борьбу с хулиганством и пьянством, но и наладить контакт с общественностью. Милиция организовала взаимодействие с трудовыми коллективами, комсомолом, активистов объединяли в отряды и дружины. Пристальное внимание уделялось предупреждению подростковой преступности. Острой критике подвергались подразделения, работавшие без учета обстановки на своей территории.

Даже такая, казалось бы, привычная для нашего милиционера вещь, как ежедневник, - ноу-хау Шумилина. Говорят, он был первым, кто ввел в практику ежедневное планирование работы.

Бывший замначальника УУР УВД Минска по профилактике полковник милиции в отставке Александр Николаевич Ломако свою единственную встречу с Шумилиным запомнил на всю жизнь.

В середине 1960-х молодой капитан Ломако был руководителем следственного отделения Фрунзенского РОВД Районный отдел внутренних дел.

- Неожиданно дверь в мой кабинет распахнулась, и в нее вошел высокий генерал с огромной копной волос, - вспоминает А. Ломако. - Это был Министр Борис Шумилин. Он поинтересовался, как я организовываю свою работу. Я начал рассказывать, сколько у меня в производстве дел, что за дела, какая средняя нагрузка на следователя… Нет, говорит, меня интересует, как вы организовываете свою работу в роли руководителя. Этот вопрос застал меня врасплох. Что я мог сказать, если никакого плана не было? Такого тогда никто не требовал. Я честно в этом признался. Шумилин не в приказном порядке, а в качестве дружеского совета рассказал, что работать при имеющихся нагрузках будет легче, если составлять планы работы на каждый день. Показал, как это лучше делать.

С тех пор, признается Александр Николаевич, постоянно планировал каждый день, учил этому своих подчиненных, и когда уже был начальником милиции Фрунзенского района, и когда перешел на работу в УВД Минска.

Шумилин был и первым Министром внутренних дел БССР, который ввел в практику неожиданные визиты в низовые подразделения. В любое время он мог нагрянуть в один из ОВД Органы внутренних дел. Эту практику Шумилин позже привнес и в союзное МВД. Такие визиты не позволяли расслабляться сотрудникам, а значит, и преступному миру.

«Создать обстановку неотвратимости наказания», «Никакой пощады хулиганам» - вот главные тезисы милиции Беларуси, которыми она руководствовалась при Шумилине. И комплекс мер сыграл заметную роль в улучшении оперативной обстановки в БССР, подтвердил правильность назначения на высокую должность человека «со стороны», открыв ему дорогу к новому ответственному посту.

- Не успел он поработать здесь и двух лет, - вспоминает Галина Шумилина, - как его вызвали в ЦК КПСС и предложили должность замминистра ООП СССР. Машеров узнал об этом от самого Бориса и был расстроен. Но спорить было бессмысленно.

Москва

Когда Министром охраны общественного порядка СССР стал Николай Щёлоков и начала формироваться новая команда руководителей, первым в нее вошел Шумилин, еще два года назад не имевший никакого опыта работы в милиции. Любопытный факт: человек, пришедший в органы внутренних дел в 43 года, стал даже консультантом при создании киносаги о милиции «Рожденная революцией», которая удостоилась Госпремии СССР, ряда других известных фильмов.

- Авторитет Бориса Шумилина как заместителя Министра проявился как-то сразу и убедительно, - вспоминает его переезд из Минска бывший помощник Министра внутренних дел СССР генерал-майор внутренней службы в отставке Игорь Осипов. - Сказалась уникальная мазуровско-машеровская школа партийно-государственной работы в белорусской героической партизанской республике. Кроме того, Борис Тихонович целиком воспринял общие и частные задачи реформирования органов внутренних дел. Он понял Щёлокова и готов был подставить свое плечо, передать богатый опыт работы в МООП Беларуси.

Но, опять же, дело тут было не только и не столько в опыте, сколько в подходах и принципах. Шумилин, кроме прочего, внимательно отслеживал появление новых форм и методов борьбы с криминалом, изучал мировые тенденции и, если эффективность подтверждалась, всё это немедленно внедрялось. Так, в структуре УР Уголовный розыск, опираясь на белорусский опыт, появилась служба профилактики.

Был реорганизован оперативно-технический аппарат, создана экспертно-криминалистическая служба. В обновленном министерстве важную роль отводили дежурным частям, ставшим центрами оперативного управления. Аналогичные корректировки коснулись штабов, был подготовлен план коренной реформации патрульно-постовой службы…

Помогали в работе, безусловно, и феноменальная память, и способность скорочтения. Страницы Шумилин, можно сказать, фотографировал. Людям со стороны казалось, что до-кументы или книги он листал, не читая. Совещания и заседания коллегии, по воспоминаниям сослуживцев, Министр проводил с большим знанием дела, по существу, с легкостью оперировал огромным массивом сведений, извлекая их из памяти.

И возложенный объем работы был под стать способностям Шумилина: кроме того, что он курировал оперативные службы и занимался вопросами охраны общественного порядка, под его ответственностью находились министерства внутренних дел автономий, краев и областей РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика - территорий со своими особенностями, раскинувшихся от Чукотки до Дербента. Шумилина даже называли Министром внутренних дел России, хотя официально такой должности не существовало. При всём этом он ни разу не дал повода усомниться в своей компетентности по любому из направлений.

И когда накануне Олимпиады-80 (в памяти еще была мюнхенская Олимпиада 1972-го, во время которой террористы расстреляли участников команды Израиля) встал вопрос, кто возглавит штаб комиссии по безопасности и общественному порядку, все сошлись на кандидатуре Шумилина. Московские Игры прошли без каких-либо эксцессов, порядок был обеспечен. К слову, участие в охране общественного порядка принимал тогда отряд милиционеров из БССР, и, надо полагать, это было отнюдь не случайно.

Не возникло сомнений и в том, кого поставить во главе ветеранской организации ОВД Органы внутренних дел и ВВ Внутренние войска России после распада СССР. В апреле 1991-го уже отставной генерал-полковник внутренней службы Борис Шумилин избран первым председателем организации. Итогом той работы стало присвоение ему за особые заслуги в развитии ветеранского движения звания Почетного председателя. А за заслуги перед страной у него после Красной Звезды были еще ордена Отечественной войны I степени, Октябрьской Революции, «Знак Почета», «За заслуги перед Отечеством» IV степени, четыре - Трудового Красного Знамени, множество медалей, включая «Партизану Отечественной войны» I и II степеней, Почетная грамота Правительства Российской Федерации, Благодарность Президента России…

Память

15 мая 2003 года Бориса Шумилина не стало. Болезнь победила человека, много сделавшего для некогда единой страны, оставившего после себя добрую память в сердцах многих людей, которым помогал, которых защищал, к которым относился с пониманием, добротой и любовью.

- У него был удивительный характер. Поразительно, с каким спокойствием Борис Тихонович встречал любую проблему. Но одновременно он вовсе не был холоден: к каждому человеку, какую бы должность тот ни занимал, относился с добротой, - вспоминает сегодняшний председатель ветеранской организации МВД России генерал-полковник внутренней службы в отставке Иван Шилов.

Да, в России помнят и чтят Бориса Шумилина, о нем говорят и пишут. Вот и в этом материале использованы изыскания о его роли в истории российской милиции московского историка органов внутренних дел, председателя центра «Звезда» Максима Брежнева. Но было бы несправедливо не сказать, что формировался Борис Тихонович как личность именно в Беларуси. Путевку в жизнь Шумилину дала белорусская земля, ее бескорыстные люди: от тех сельчанки и ветеринара, спасших в годы войны ему жизнь, до Петра Машерова с его участием в судьбе будущего генерала. Многие другие простые и непростые люди, которых повстречал он на своем пути, - в могилевском партизанском отряде, в брестском комсомольском подполье, на ударных стройках послевоенной Беларуси, в БГУ, где получал образование, в милиции БССР, где обретал свой первый опыт. Они оставили след в судьбе Бориса Шумилина - «Министра внутренних дел советской России».

Сам Борис Тихонович говорил так: «Между Минском и Москвой я не могу провести границу. Даже условную. Россия и Беларусь для меня навсегда единое целое…»

Александр СТРИГАЛЁВ, газета "На страже". Фото из архива БООВ ОВД Органы внутренних дел и ВВ Внутренние войска МВД.

Телефон доверия
#моямилиция