www.mvd.gov.by

Служим Закону, Народу, Отчизне!

220030, Минск
ул. Городской Вал, 4

Круглосуточный
единый номер: 102

Государственная автоинспекция

Гражданство и миграция

Административные процедуры

Учебные заведения

Главное управление по наркоконтролю и противодействию торговле людьми

Главное управление охраны правопорядка и профилактики

История

История становления и развития подразделений по защите государственных секретов в органах внутренних дел Республики Беларусь охватывает 95-летний период и напрямую связана с процессами создания и реорганизации милиции Беларуси. А это, безусловно, тесно переплетено с судьбой самой страны, ставшей одной из важнейших арен, на которых разворачивались события европейского и мирового масштаба.

Так, 4 марта 1917 г. на собрании рабочих и служащих Всероссийского Земского союза с участием представителей от железнодорожных и других рабочих был избран Временный исполнительный комитет Совета рабочих депутатов, которому было поручено организовать милицию. Тогда же Совет выдвинул на должность начальника Минской городской милиции служащего Всероссийского земского союза Михаила Васильевича Фрунзе, который был утвержден приказом Гражданского коменданта г. Минска от 4 марта 1917 г. За период своей деятельности в милиции Фрунзе провел большую работу по воспитанию милицейских кадров. В дальнейшем эти кадры пополнили ряды Минского губернского управления рабоче-крестьянской милиции.

 

Октябрьские события 1917 г. кардинально изменили государственный аппарат, который отныне был нацелен на привлечение к его деятельности широких трудящихся масс. Всероссийский съезд Советов стал высшим органом власти. В период между его съездами действовал Всероссийский центральный исполнительный комитет, являвший собой орган исполнительной власти. Для непосредственного управления страной образованно первое советское правительство – Совет Народных Комиссаров (Совнарком, СНК). Для руководства отдельными отраслями госуправления постановлением Съезда были созданы профильные наркоматы. Эти же перемены распространялись и на органы революционной власти на неокуппированных территориях Беларуси.

По составу новый аппарат принципиально отличался от старого. Декретом ВЦИК и СНК РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика от 11 ноября 1917 г. «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» от власти были отстранены бывшие помещики, дворяне, представители купечества. Их место в молодых советских учреждениях заняли рабочие, солдаты и пр., т.е. люди, не имеющие специального образования. Уровень документационного обеспечения управления снизился. В то же время, необходимо было законодательно оформить деятельность властных структур, упорядочить процессы документирования их деятельности. 30 октября 1917 года СНК издает декрет «О порядке утверждения и опубликования законов». Для оформления административных документов принято постановление СНК от 2 марта 1918 года «О форме бланков государственных учреждений», в котором перечислялись обязательные реквизиты бланка документов. В период становления советского государственного аппарата большое внимание уделялось также упрощению и рационализации делопроизводства. К примеру, 8 декабря 1918 года Совет рабочей и крестьянской обороны издал постановление «О точном и быстром исполнении распоряжений центральной власти и устранении канцелярской волокиты». В этом плане при создании своих регламентирующих документов новые власти не гнушались опереться и на опыт своих предшественников времен самодержавия.

К примеру, при разработке «Положения о письме и делопроизводстве» за основу был взят аналогичный по наименованию и содержанию документ военного ведомства Российской империи 1911 года. Изменения сводились лишь к исключению устаревших канцелярских шаблонов при составлении текстов документов, рекомендаций по использованию меньших форматов бумаги в целях ее экономии и других незначительных нюансов. Безусловно, все описанные перемены в области делопроизводства напрямую касались и органов советской власти в Беларуси, вернее, той ее части, которая не находилась под оккупацией. Не стали исключением и правоохранительные структуры, основной из которых стала рабоче-крестьянская милиция. В составе исполкома Советов Западной области было образовано Управление советской рабоче-крестьянской милиции, под руководством которого создавался аппарат милиции на местах. Милиция Западной области строилась в соответствии с Инструкцией НКВД и НКЮ РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика от 12 октября 1918 г. «Об организации Советской Рабоче-крестьянской милиции».

1 января 1919 года Временное революционное рабоче-крестьянское правительство Белоруссии опубликовало Манифест о провозглашении Белорусской Советской Социалистической Республики, а через месяц – 5 февраля 1919 г. – Постановлением ВЦИК РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика была признана независимость БССР.

12 января 1919 г. в столице республики состоялся первый съезд начальников уездной милиции Минской губернии, на котором были рассмотрены организационные вопросы устройства милиции в центре и на местах. Было образовано Минское губернское управление рабоче-крестьянской милиции, к функциям и обязанностям которой относились:
охрана революционного порядка и гражданской безопасности;
предупреждение и пресечение нарушений общественного порядка, установленного Временным рабоче-крестьянским правительством;
строгий контроль за выполнением всеми гражданами законов, декретов и распоряжений правительства по учету и распределению продуктов промышленности, сельского хозяйства и соблюдению твердых цен на них;
оказание содействия государственным органам в осуществлении возложенных на них обязанностей;
производство дознания по уголовным преступлениям и проступкам, содействие исполнению судебных приговоров.

В начале марта 1919 г. польские войска вторглись на территорию Беларуси. В период временной оккупации Минское губернское управление рабоче-крестьянской милиции прекратило свое существование, возобновив работу с освобождением Минска.

Руководство Минской губмилиции с самого начала своей работы поставило перед собой задачу ознакомить местные органы с теми организационными мероприятиями, проведение которых в жизнь являлось насущной необходимостью для организации милиции на местах. В связи с этим был издан целый ряд управленческих документов, регламентирующих работу милиции и ее представителей. Для внутреннего укрепления милиции был издан Дисциплинарный устав милиции, в качестве учебников – Инструкция уездному милиционеру и Инструкция городским и районным начальникам милиции.

После отступления белополяков Минская губерния существовала в качестве особой административной единицы, входившей в состав РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика. Так она просуществовала до 1 августа 1920 г., пока вновь не была преобразована в БССР с центром в г. Минске, согласно чему все губернские учреждения были переименованы в учреждения республики.

13 августа 1920 г. управление Губмилиции было реорганизовано в Главное управление рабоче-крестьянской милиции – Главмилицию БССР, которая находилась в ведении отдела управления Военревкома БССР, а со 2 сентября 1920 г. – Комиссариата внутренних дел Военревкома БССР, который с 17 декабря 1920 г. по решению второго Всебелорусского съезда Советов был преобразован в НКВД БССР. На НКВД возлагались наблюдение за организацией и деятельностью местных органов управления, за правильностью и своевременностью созыва съездов Советов; учет личного состава исполкомов; наблюдение за исполнением постановлений и распоряжений центральной и местной власти административного характера и понуждение с помощью милиции к их выполнению; проведение в жизнь кодекса законов об актах гражданского состояния; учет иностранцев; руководство по организации и развитию коммунального хозяйства; изоляция вредных обществу элементов и привлечение их к общеполезному труду. Огромный объем работы и широкий круг решаемых органами внутренних дел задач требовали достаточно четкой их организации, конкретизации функций, однообразия структурного построения, выработки наиболее приемлемых форм и методов осуществления деятельности, разработки необходимой нормативной базы и, наконец, кадрового обеспечения системы управления.

Для осуществления широкого круга задач НКВД БССР имело следующую структуру:
общий отдел
отдел управления
информационно-инструкторский отдел
отдел записи актов гражданского состояния
отдел принудительных работ
сметно-финансовый отдел
главное управление милиции
отдел коммунального хозяйства.


30 ноября 1920 года было разработано и опубликовано первое Положение о Главном управлении милиции НКВД БССР (приказ начальника ГУМ НКВД БССР №20). Согласно этому положению Главмилиция осуществляла общее руководство по формированию милиции в уездах, районах, городах; улучшению организации и боевой подготовки в органах милиции; выработке методов по организации борьбы с преступностью; проводила ревизии и инспектирование деятельности органов милиции. Главмилиция имела следующую структуру:
секретариат;
общий отдел (отдел общей милиции);
отдел промышленной милиции;
отдел следственно-розыскной милиции;
отдел снабжения;
инспекторский отдел;
политотдел.


Это было первое упоминание о секретариате как о самостоятельной специализированной службе в структуре органов внутренних дел молодой советской республики, которой, в сущности, являлась в те годы Беларусь. Именно 30 ноября 1920 года, когда был подписан приказ начальника Главного управления милиции НКВД БССР №20, и стала официальной датой образования секретариата органов внутренних дел Беларуси (ныне – управления по защите государственных секретов МВД Республики Беларусь).

Секретариат Главмилиции, как предшественник нынешних подразделений по защите государственных секретов органов внутренних дел Республики Беларусь, ведал вопросами издания и распространения по милиции всех приказов и распоряжений Главного управления милиции, учетом, обучением и распределением личного состава, медицинской частью, командировками и отпусками сотрудников. То есть, выполнял и функции кадрового аппарата. Схожие с секретариатом функции выполнял и общий отдел, входивший в структуру НКВД БССР. В частности, на него были возложены функции по переписке общего характера, учету личного состава Наркомата внутренних дел (за исключением Главного управления милиции и отдела коммунального хозяйства).

Особое место в системе органов милиции занимал аппарат инспекции. Еще 24 января 1920 г. коллегия Главмилиции РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика утвердила Положение об Инспекции и проект Положения об организации постоянно действующих инспекций. Для выполнения задач и указанных в положении обязанностей создавался инспекторский отдел, в который входили канцелярия, организационно-инспекторский, информационно-статистический, организационно-строевой подотделы. Во главе канцелярии стоял секретарь, в обязанности которого входило получение, просмотр и распределение по подотделам почты и иных поступающих в отдел материалов; составление еженедельных, ежемесячных и т.д. отчетов о состоянии канцелярии, подотделов, работ и т.д.; редактирование приказов и т.п.

Приказом ВрИД начальника Главного управления рабоче-крестьянской милиции В. Порецкого от 22 декабря 1920 года №60 была объявлена структура секретариата Главмилиции, а первым его руководителем стал тов. Пуймон. В частности, документ гласил, что «…во главе делопроизводства Главмилиции стоит секретариат, посредством которого начальник Главмилиции регулирует и контролирует техническую работу отделений Главмилиции, обрабатывает доклады заведующих отделениями о работе и доклады начальников милиции о состоянии милиции и о происшествиях для предоставления в Главмилицию.

Также секретариат выполнял следующие функции:
следил за принятием отделениями мер по проведению в жизнь распоряжений и приказов начальников Главмилиции;
проводил по особым на каждый раз приказам начальника Губмилиции ревизию канцелярий и отделений Губмилиции;
группировал материалы для издания приказов по милиции и заведовал самим изданием приказов и распоряжений по принадлежности;
следил за правильностью зачислений и увольнений сотрудников, вел учет отпускных сотрудников, как по болезни, так и на основании Кодекса о труде, и за своевременной явкой их из отпуска;
вел учет всех командированных;
выдавал наряды ответственным работникам на дежурство по Главмилиции;
проводил приказом по управлению, который издавался ежедневно, все распоряжения внутреннего характера;
исполнял приказы и распоряжения начальника Главмилиции, не входящие в компетенцию отделений.


В июле 1921 г., с введением в стране новой экономической политики, изменились функции Главмилиции БССР, и секретариат был переименован в Общую канцелярию. В октябре этого же года было проведено сокращение штатов Главмилиции БССР. Приказом начальника Главмилиции БССР № 136 от 5 ноября 1921 г. были объявлены вновь утвержденные штаты милиции. С изменением штатов изменилась и структура Главмилиции, в которую вошли:
политсекретариат;
административно-строевой отдел;
отдел уголовного розыска;
отдел снабжения.

Общая канцелярия во главе с тов. Круковским вошла в состав политсекретариата.


Окончание гражданской войны и переход к мирному строительству требовали выработки положения об НКВД, точно определяющего его структуру и задачи в новых условиях. В мае 1922 года ВЦИК и СНК утвердили положение «О народном комиссариате внутренних дел». В нем, по сравнению с положением о милиции 1920 года, была несколько детализирована и уточнена компетенция центрального аппарата милиции. Выделялись такие направления руководства, как порядок учета, комплектования и распределения личного состава, руководство деятельностью уголовно-розыскных учреждений, обеспечение милиции всеми видами довольствия. В январе 1923 г. административно-строевой отдел НКВД был переименован в административно-организационный.

К концу 1924 года НКВД БССР по характеру выполняемых задач был разделен на несколько управлений:
– организационно-административное,
– Главное управление милиции и уголовного розыска,
– мест заключений,
– коммунального хозяйства,
– управление республиканского инженера,
– управление делами.


В свою очередь, управление делами объединило в себе функции общего и финансово-сметного отделов, другими словами – произошло слияние секретариата и хозяйственников, что отразилось и на структуре управделами, состоявшего теперь из общей канцелярии, финотдела и хозяйственной части.

Каждое управление вело самостоятельное делопроизводство, непосредственно сносилось с соответствующими управлениями НКВД РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика и подведомственными управлениями местных органов. Наиболее важные документы, носящие руководящий и принципиальный характер, а также документы, представляемые в ЦИК и СНК БССР, Госплан и другие высшие правительственные учреждения докладывались народному комиссару и шли за его подписью, все остальные документы шли за подписями начальников управлений и начальников соответствующих отделов. Каждое управление, за исключением организационно-административного, имело собственные угловые штампы и печати. Главное управление милиции и уголовного розыска, а также управление мест заключения издавали собственные приказы, хотя личный состав управлений проходит и по общим приказам, издаваемым НКВД БССР.

Помимо управлений обособленное делопроизводство вели пожарный и дорожный отделы управления коммунального хозяйства. Начальники этих отделов непосредственно взаимодействовали с соответствующими отделами НКВД РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика, некоторыми республиканскими учреждениями и местными органами, документы, носящие руководящий и принципиальный характер, шли за подписью начальника управления коммунального хозяйства.

В середине 1926 г. планировалось, а в конце года была осуществлена коренная реорганизация административного аппарата на местах. Административная и исполнительная деятельность, поделенная между секретариатом и управлением милиции, была объединена в одном аппарате организационных отделов в составе подотделов милиции, уголовного розыска и административного.

10 сентября 1926 г. правительство БССР утвердило Положение о службе в рабоче-крестьянской милиции БССР. Согласно Положению, центральным учреждением милиции являлось Управление милиции и уголовного розыска НКВД БССР.

В мае 1927 г. в соответствии с постановлением СНК БССР о рационализации и упрощении Советского аппарата Управление милиции и уголовного розыска БССР было переименовано в Административное управление НКВД БССР, начальник которого одновременно являлся начальником Управления милиции и уголовного розыска БССР. Управления коммунального хозяйства, мест заключений и республиканского инженера переименовываются в инспекции, относительно неизменным и самостоятельным подразделением остается секретариат, подчиненный непосредственно Народному комиссару.

На секретариат возлагалось канцелярское и хозяйственное обслуживание всего комиссариата, т.е. составление отчетов по НКВД, сметно-финансовая работа, отправка корреспонденции и выполнение всей внутриадминистративной работы. Изменилась и система ведения делопроизводства. Если до 1927 года каждое управление вело самостоятельное делопроизводство, то с июня 1927-го все делопроизводство наркомата вел секретариат, куда и были переданы для хранения и ведения все дела бывших административно-организационного управления, управлений коммунального хозяйства, мест заключений и республиканского инженера. Секретариат вел дела по каждой инспекции самостоятельно, данная структура и система делопроизводства НКВД БССР просуществовала до ликвидации наркомата в декабре 1930-го.


Вызвано это было, в первую очередь, проводимой созданным в 1926 году Государственным институтом техники управления СССР работой по оптимизации документооборота и внедрением в госорганы «новой системы делопроизводства», основывавшейся на следующих принципах:
- организация делопроизводства должна быть единой для всего учреждения,
- регистрация документов должна быть однократной и производиться в самой упрощенной форме,
- количество инстанций, через которые проходит документ, сокращается до минимума,
- наблюдение, руководство и ответственность за постановку делопроизводства возлагается на определенное лицо (в НКВД БССР – на начальника секретариата).

30 мая 1928 года по постановлению СНК БССР из НКВД БССР были изъяты дела и личный состав дорожной инспекции с передачей их в ведение Главного управления шоссейных и грунтовых дорог и местного транспорта при СНК БССР.

22 декабря 1930 г. ЦИК и СНК БССР в соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР приняли постановление о ликвидации НКВД БССР. С упразднением НКВД БССР на базе Административного управления было вновь образовано Главное Управление Милиции и Уголовного Розыска, подчинявшееся непосредственно СНК БССР.

В 1934 году была проведена новая реорганизация органов охраны общественного порядка и государственной безопасности. 10 июня 1934 г. ЦИК СССР принял постановление о создании НКВД СССР. В связи с этим ЦИК БССР 15 июля 1934 г. принял постановление об образовании НКВД БССР. В ведение НКВД БССР было передано Главное управление милиции и уголовного розыска БССР.

На основании приказа НКВД СССР от 17 апреля 1938 года №259 была создана приемная Наркомата внутренних дел Беларуси. Правда, существовала она формально и по существу выполняла функции бюро по выдаче справок родственникам репрессированных. В связи с этим Народным комиссаром внутренних дел БССР старшим майором госбезопасности Л. Цанавой 28 февраля 1939 года был подписан приказ №0031 «О порядке приема заявителей в НКВД Белоруссии и УНКВД областей», регламентировавший создание с 1 марта 1939 года в системе наркомата приемных граждан, которые в 1953 году вошли в структуру Секретариата.

Немалое внимание уделялось вопросам организации делопроизводства и переписки ведомства. 10 декабря 1938 года издается приказ наркома внутренних дел БССР майора госбезопасности Наседкина №088 «О порядке нумерации исходящей корреспонденции отделами Народного комиссариата внутренних дел БССР, УНКВД областей, городскими и районными отделениями», который утвердил систему присвоения исходящего номера документа в виде дроби (одна цифра – порядковый номер документа, вторая – условно присвоенный постоянный номер подразделения). Такая система нумерации с некоторыми незначительными изменениями сохранена в органах внутренних дел нашей республики до настоящего времени.

Примерно в это же время приказом №48 от 7 февраля 1939 года начальником секретариата НКВД БССР был назначен лейтенант Борис Тимофеевич Бахмендо, до этого проходивший службу в должности младшего помощника начальника отделения первого отдела штаба Управления пограничных и внутренних войск НКВД БССР. Правда, управлять работой секретариата новому руководителю довелось недолго – уже 26 апреля приказом наркома внутренних дел Беларуси Л. Цанавы №134 уже капитан (!) Бахмендо был возвращен на прежнее место службы в Управление пограничных и внутренних войск, а его место в тот же день занял помощник начальника первого спецотдела НКВД – начальник отделения Варфоломей Сергеевич Меньков. Его преемником на этом посту с 1 марта 1941 года стал младший лейтенант госбезопасности Николай Петрович Дмитриев (приказ утвердил народный комиссар внутренних дел Беларуси А. Матвеев).

Сформировалась и определенная штатная структура Секретариата белорусского НКВД, которая в 1940 году включала в себя 16 сотрудников: начальника, заместителя начальника, секретаря Народного комиссара внутренних дел, секретарей заместителей наркома, секретаря помощника наркома, начальника отделения, старших оперуполномоченных, оперуполномоченных, помощников оперуполномоченных, инспектора, заведующую делопроизводством, стенографисток и машинисток. В областных управлениях НКВД структура секретариатов была подобной.

4 марта 1941 г. НКВД БССР был разделен на НКВД БССР и НКГБ БССР. В результате преобразований Секретариат НКВД также претерпел некоторые изменения и в мае 1941-го имел в своем штате начальника, заместителя начальника, секретарей наркома и его заместителей, старшего инспектора, заведующего делопроизводством, делопроизводителя, стенографистов и машинисток. Всего в состав секретариата НКВД БССР входило 11 человек.

22 июня 1941 года войска фашистской Германии вероломно напали на СССР и положили начало самой кровопролитной из всех войн, которые когда-либо знало человечество. В тот же день Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «О военном положении», согласно которому в местностях, объявленных на военном положении, все функции органов государственной власти в области обороны, обеспечения общественного порядка и государственной безопасности передавались военным советам фронтов, армий, военных округов, а там, где они отсутствовали, – высшему командованию войсковых соединений. Важным решением правительства в перестройке деятельности ОВД Органы внутренних дел было объединение Народного комиссариата госбезопасности и НКВД в единый Наркомат внутренних дел, закрепленное в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 20 июля 1941 года. Это позволило сосредоточить все усилия по борьбе с уголовной преступностью в одном органе, укрепить охрану общественного порядка в Белоруссии, объединить все силы и средства обоих ведомств в одних руках, активнее и рациональнее их использовать.

Это были смутные времена для страны – фашистские войска рвались к Москве, перемалывая все, что оказывалось у них на пути. Горели большие и малые города, на головы отступающих советских войск, беженцев и мирного населения градом сыпались бомбы, следом за вермахтом в Беларусь шел пресловутый немецкий «новый порядок»… В связи с оккупацией прекратил свое существование и Наркомат внутренних дел БССР, возобновив работу только в конце 1943 года с началом операции «Багратион» и освобождением оккупированных врагом территорий. Сначала наркомат располагался в Гомеле, а после освобождения советскими войсками Минска передислоцировался в столицу Беларуси.

Тогда же, с 14 ноября 1943 года, начальником секретариата НКВД БССР был назначен контрразведчик, капитан административной службы Владимир Герасимович Бомбалин. После службы в Красной Армии в 1937-1939 гг. биография Владимира Герасимовича напрямую была связана с органами правопорядка и государственной безопасности. Сначала уроженец Могилевщины Владимир Бамбалин возглавлял одно из строительств управления аэродромного строительства НКВД Беларуси, затем, с началом Великой Отечественной войны, занимал должность следователя контрразведывательного отдела НКВД в городе Сталинобаде, с 1942 по 1943 гг. служил в ОВД Органы внутренних дел Таджикской ССР. В секретариате НКВД-МВД Владимир Герасимович проработал до 1948 года, занимая с 1944-го года должность заместителя его руководителя (в апреле 1943-го из Наркомата внутренних дел были изъяты функции обеспечения революционного порядка и государственной безопасности, которые взял на себя созданный наркомат госбезопасности – НКГБ). Затем были должности замначальника мобилизационного отдела МВД Беларуси, начальника контрольно-инспекторского отдела, замначальника отдела уголовного сыска Управления народной милиции МВД БССР, начальника отдела службы УНМ МВД, руководство Минской специальной средней школой милиции МВД СССР. Вклад Владимира Герасимовича Бомбалина в победу над фашизмом и деятельность органов внутренних дел страны отмечен орденом «Красной Звезды», медалями «За победу над Германией», «За трудовую доблесть», юбилейными наградами.

Непродолжительный период в 1944 году секретариатом НКВД Беларуси руководил майор Иван Иванович Янушко. Однако в связи с переходом на партийную работу приказом Наркома внутренних дел БССР комиссара госбезопасности Бельченко 10 сентября 1944-го он был исключен из списков личного состава. Этим же приказом (№758 от 15 сентября 1944 года) был назначен новый начальник секретариата НКВД Беларуси.

Им стал майор госбезопасности Владимир Иванович Семенов, до этого возглавлявший отделение контрразведки «СМЕРШ» по Витебской области. К своим 44-м годам майор Семенов имел немалый опыт работы в органах внутренних дел и госбезопасности – еще в 1920-м, когда молодая советская власть только-только начинала укреплять свои позиции, формировать органы правопорядка, армию и флот, Владимир Иванович поступил на службу в особый отдел ВЧК 15-й армии. С 1925-го по 1927 работал следователем и народным судьей губернского суда в г. Калинин, там же год прослужил уполномоченным губернского отдела ОГПУ. А к началу Великой Отечественной войны окончил институт им. Молотова в Москве и курсы строительного института, получив профессию инженера. С приходом немецко-фашистских войск Владимир Иванович активно включился в борьбу с оккупантами, а впоследствии – с их пособниками и диверсантами Абвера. С освобождением же территории Беларуси от захватчиков опытный контрразведчик возглавил Речицкий райотдел НКВД БССР и спустя время встал у руля секретариата республиканского Наркомата внутренних дел, откуда в 1946 году перешел в управление по борьбе с бандитизмом, а после – в 1947-м – был командирован для дальнейшего прохождения службы во Владивосток. Место же руководителя секретариата на полтора года вновь занял майор Бомбалин.

В связи с переименованием в марте 1946-го года Народного комиссариата внутренних дел в Министерство внутренних дел БССР существенных изменений в структуре секретариата не произошло, сохранилось и непосредственное подчинение службы Министру внутренних дел, и руководство подразделения. В сентябре 1948-го пост начальника секретариата был передан Михаилу Григорьевичу Марченко, сменившему Владимира Семенова в связи с переходом последнего в отдел по борьбе с бандитизмом.

Уроженец Витебщины и выходец из крестьянской семьи, в 19-летнем возрасте Михаил Марченко добровольно вступил в ряды Красной Армии и с тех пор прочно связал свою жизнь с органами правопорядка и госбезопасности. Спустя два года – в ноябре 1932-го – красноармеец Марченко переходит из воинских формирований в подразделения ОГПУ, занимая сначала должность помощника инспектора, а затем – инспектора отдела кадров полномочного представительства ОГПУ в БССР. В 1935-м Михаил Григорьевич оканчивает Ленинградскую школу старшего начсостава Рабоче-крестьянской милиции НКВД СССР и становится ВрИО инспектора паспортного отдела управления РКМ НКВД БССР, откуда через два месяца переходит в особую инспекцию, в которой прослужил вплоть до начала войны. Первые годы противостояния немецко-фашистской армаде для лейтенанта госбезопасности Марченко были связаны со следственной работой в особом отделе 24-й дивизии войск НКВД по охране железных дорог на Западном и Брянском фронтах. Затем – с ноября 1943-го – Михаил Григорьевич занимал должность старшего следователя отдела контрразведки «СМЕРШ» Ижевского гарнизона, где, согласно характеристикам из личного дела, при его активном участии было завершено более 100 следственных материалов на вражеских шпионов и дезертиров, разоблачена сеть немецкой агентуры.

После окончания войны – в октябре 1946-го – капитан Марченко поступает на службу в органы МВД БССР и спустя три месяца занимает должность начальника секретариата ведомства, которым Михаил Григорьевич руководил вплоть до февраля 1951-го. Как говорится в тексте служебной аттестации, подписанной 13 января 1951-го года Министром внутренних дел БССР генерал-лейтенантом С. Бельченко, «… в период руководства секретариатом тов. Марченко проделана значительная работа по наведению порядка в учете и хранении служебной документации, приказов, распоряжений и директив МВД СССР и МВД БССР, а также по упорядочению ведения делопроизводства. Улучшена работа по рассмотрению жалоб и заявлений как сотрудников органов МВД, так и граждан. Налажен действенный контроль за ходом исполнения жалоб и заявлений управлениями и отделами МВД». Также отмечается регулярное проведение по инициативе секретариата МВД занятий и оказание практической помощи начальникам секретариатов, секретарям и заведующим делопроизводством управлений и отделов министерства, организация личного инструктажа сотрудников. Стоит отметить, что все эти задачи выполнялись небольшим коллективом подразделения, который в результате неоднократных преобразований к 1948-му году сократился до 7 человек. В целом же вклад Михаила Григорьевича Марченко в борьбу с оккупантами, восстановление разрушенного войной народного хозяйства и развитие системы органов внутренних дел Белорусской ССР отмечен рядом правительственных наград, среди которых – медали «За боевые заслуги», «За отвагу», «За победу над Германией», ордена «Красного Знамени» и «Красной Звезды».

В 1951-м в секретариате снова произошла смена руководства. Михаил Григорьевич Марченко, в связи с поступлением на курсы усовершенствования руководящего состава Высшей школы МВД СССР, отставил предыдущий пост. Полномочия начальника секретариата МВД БССР до 1953-го года были возложены на Алексея Васильевича Кутявина, до этого проходившего службу в отделе кадров МВД. Азы милицейской и оперативной работы Алексей Васильевич постиг еще до войны, попав по общему воинскому призыву в октябре 1936-го в 185-й полк войск НКВД, дислоцировавшийся в городе Горьком. Там же новобранец был зачислен курсантом полковой школы, служил командиром отделения, а после окончания курсов младших лейтенантов пехоты внутренних войск НКВД – командиром взвода. Затем – с 1939-го и до начала Великой Отечественной войны – офицер командовал взводом (в дальнейшем – ротой) 11-й дивизии войск НКВД, часть подразделений которой была задействована на охране особо важных объектов промышленности. В январе 1942-го перспективного лейтенанта переводят в 284-й полк 13-й мотострелковой дивизии внутренних войск НКВД СССР на должность заместителя командира батальона. В феврале он получает направление на курсы переподготовки в Высшую ордена Ленина офицерскую школу войск НКВД СССР и по выпуску в августе 42-го становится помощником начальника штаба в 287-го полка ВВ Внутренние войска НКВД. За время службы в полку Алексей Кутявин трижды принимал участие в боевых операциях по ликвидации бандформирований, групп фашистских приспешников и членов повстанческих организаций, оставшихся на освобожденной территории Западной Беларуси по указанию органов немецкой разведки либо не успевших отойти с отступающими частями вермахта. Общий срок таких «горячих» командировок для Алексея Васильевича составил за 1944-1946 годы ровно 12 месяцев и был отмечен медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией». Милицейский путь офицера, начавшийся в отделе кадров белорусского МВД, пролегавший через секретариат ведомства и окончившийся в органах пенитенциарной системы (ныне – Департамент исполнения наказаний МВД Республики Беларусь), также отмечен рядом государственных наград, среди которых – орден «Красной Звезды» и медаль «За безупречную службу» I степени.

1953 год кардинально изменил ход исторического развития советского государства. Уже 6 марта 1953-го (на второй день после смерти Сталина) были объединены разделенные несколькими годами ранее Министерство внутренних дел и Министерство госбезопасности в одно министерство – МВД СССР, во главе которого стал Л.П. Берия. Однако попытка главы созданного ведомства сконцентрировать власть в одних руках провалилась – летом Берия был исключен из партии, а в последующем над ним состоялся суд. Результатом отстранения Берии от управления МВД стал курс на изменения и в системе органов внутренних дел. 19 мая 1954 года на основании Указа Президиума Верховного Совета БССР органы госбезопасности были выделены из МВД, а милиция заняла свое историческое место в системе правоохранительных органов. В том же году завершилась работа по перестройке самого Управления милиции МВД БССР, которое теперь включало в себя следующие отделы (подразделения, управления, службы): уголовного розыска, БХСС, оперативный отдел (розыск преступников и алиментщиков), следственный, регистрационный, отдел ГАИ, отдел кадров, политотдел, секретариат, учебный пункт (охрана общественного порядка и профподготовка личного состава).

В 1954 году было организована служба дежурных. Граждане получили возможность в любое время суток обращаться в милицию за помощью или с сообщениями о совершенном или готовящемся преступлении. Дежурные назначались из наиболее квалифицированных сотрудников органов и подразделений ведомства. Коснулись эти новшества и секретариата, который был в авангарде преобразований. Еще в июле 1953-го года приказом Министра внутренних дел БССР генерал-полковника С. Круглова были внесены изменения его в структуру: до 25 сотрудников увеличилась штатная численность, были введены должности дежурных секретарей Министра и его заместителей, дежурных по министерству, а также начальника приемной граждан, которая сохранилась в структуре службы до настоящего времени (начальник приемной граждан является заместителем начальника управления по защите государственных секретов).

Именно в это время на должность руководителя секретариата МВД Беларуси приказом №3 от 23 марта 1953 года был назначен Александр Васильевич Деревянко, который с 1944-го занимал должность замначальника этого же подразделения. До поступления на службу в органы внутренних дел и госбезопасности профессиональная биография Александра Васильевича была неразрывно связана с железной дорогой. В августе же 1939-го года по решению Ленинградского обкома ВКП(б) он был зачислен в межкраевую школу Главного управления госбезопасности НКВД и спустя 2 месяца приказом Наркома внутренних дел СССР направлен в распоряжение белорусского НКВД по линии госбезопасности. С началом Великой Отечественной войны оперативника Деревянко переводят из Беларуси в Наркомат внутренних дел Татарской АССР. К прежнему месту службы Александр Васильевич вернулся в 44-м году и вплоть до назначения на должность руководителя секретариата НКВД-НКГБ-МГБ-МВД (в те времена органы госбезопасности и внутренних дел то сращивались, то разделялись) с небольшими перерывами работал его заместителем, а с 1953-го ровно 20 лет (по сентябрь 1973-го) возглавлял эту службу. Преданность полковника Деревянко делу обеспечения государственной безопасности в годы военного лихолетья и вклад в послевоенное возрождение органов правопорядка Беларуси отмечены медалью «За отвагу», награждением боевым оружием (за образцовую работу по выполнению заданий НКГБ СССР в условиях военного времени), орденами «Отечественной войны» I степени, «Красной Звезды», медалями «За победу над Германией», «За освобождение Варшавы» и другими.

Период, в который Александру Васильевичу довелось встать у руля секретариата белорусского МВД, стал периодом коренных перемен и возможностей приобретения опыта. Зачастую, на собственных неудачах. К концу 50-х годов в стране сложилась относительно стабильная оперативная обстановка. В этих условиях высшее руководство СССР принимает решение (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13.01.1961) о ликвидации общесоюзного Министерства внутренних дел и передаче его функций министерствам внутренних дел союзных республик. МВД СССР представляло в то время многопрофильную организационную структуру с многотысячным коллективом высоко профессиональных сотрудников. Упразднение союзного министерства, особенно его Главного управления милиции, создало определенные проблемы и трудности для органов внутренних дел на местах. Усложнилась в масштабах страны, в том числе и в Белоруссии, координация республиканских органов по борьбе с преступностью, начался разнобой в нормативном регулировании многих вопросов службы охраны порядка, ослабли взаимодействие и обмен опытом работы с органами внутренних дел других союзных республик. Ухудшилось использование в борьбе с преступностью достижений науки и техники, снабжение органов внутренних дел автотранспортом и другими материально-техническими средствами.

С упразднением общесоюзного министерства перед МВД БССР встали задачи практического осуществления широкого круга функций: разработка приказов и инструкций, участие в подготовке республиканских правовых актов, организация научно-исследовательской работы, руководство специальными учебными заведениями, издание специальной литературы и др. При этом при решении этих вопросов в МВД БССР не хватало опыта, высококвалифицированных кадров. А 5 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета БССР Министерство внутренних дел республики вообще перестало существовать как ведомство и было преобразовано в республиканское Министерство охраны общественного порядка Белорусской ССР, а УВД областей - в управления охраны общественного порядка исполнительных комитетов областных Советов депутатов трудящихся.
Во второй половине 60-х годов органы охраны общественного порядка республики настойчиво работали над выполнением постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О мерах по усилению борьбы с преступностью" от 23 июля 1966 г., которым была определена широкая программа действий в этом направлении. В нем было выражено категорическое требование: не допускать послаблений в борьбе с опасными преступлениями, решительно искоренять хулиганство, пьянство и другие правонарушения. Руководство страны, исправляя ошибку, признало целесообразным для обеспечения единого оперативного руководства органами охраны общественного порядка союзных республик и улучшения координации их деятельности в борьбе с преступностью образовать союзно-республиканское Министерство охраны общественного порядка СССР, а несколько позже преобразовало его в союзно-республиканское Министерство внутренних дел СССР.

Новые реалии поставили перед органами внутренних дел республики новые задачи и необходимость внесения изменений в их организационную структуру. В соответствии с приказом МООП СССР в Министерстве было упразднено Управление милиции и на его базе созданы самостоятельные структурные подразделения-управления уголовного розыска, БХСС и административной службы милиции. Ранее были образованы следственное управление и отдел дознания. Самостоятельными стали отдел ГАИ и экспертно-криминалистический отдел. Правда, секретариата, как структурной единицы аппарата МООП, это коснулось в меньшей степени – возможно, по причине выполнения четких и, фактически, неизменных задач, стоявших перед службой.

Постановление ЦК КПСС и Совета Министров от 19 ноября 1968 г. определяло конкретные меры по улучшению организаторской деятельности МВД СССР и подчиненных ему органов на местах, по совершенствованию структуры аппаратов министерств и управлений, дальнейшему укреплению ведущих служб милиции и повышению их роли в организации борьбы с преступностью. Работникам милиции были повышены оклады денежного содержания, установлены выплаты по специальным званиям, а также процентная надбавка за выслугу лет, введена новая форма одежды, улучшено пенсионное обеспечение. В соответствии с постановлением милиция оснащалась дополнительной техникой, средствами связи и транспортом, улучшались организационно-технические условия для приема граждан.

С уходом в 1973-м году в отставку (по болезни) начальник секретариата МВД БССР полковник А.В. Деревянко передал бразды правления службой своему (с 1954 года) заместителю – подполковнику административной службы Александру Михайловичу Булатову. Это была достойная смена предыдущему руководителю, хотя изначально Александр Михайлович не планировал связывать свою жизнь с органами внутренних дел. В 1938 году окончил педагогическое училище и год работал преподавателем. В 1939-м был призван на срочную службу в войска НКВД СССР (226-й полк конвойных войск, дислоцировавшийся в Подмосковье). Здесь же призывник встретил и начало Великой Отечественной войны, здесь же, в полку, под обстрелом немецкой артиллерии и авиации – гитлеровцы рвались к столице советского государства – Александр Михайлович постигал азы работы с документацией и закрытой информацией, поочередно занимая до августа 1946-го должности писаря роты, штаба, заведующего делопроизводством штаба полка и шифровальщика.

После демобилизации из внутренних войск Александра Михайловича зачислили в резерв отдела кадров МГБ БССР и вскоре назначили на должность помощника оперуполномоченного 3 отдела 5 управления Министерства госбезопасности Беларуси, а с мая 1950 и вплоть до выхода на заслуженный отдых в 1979 году он всецело посвятил себя режимно-секретным подразделениям. Начинал с оперуполномоченного отделения секретариата МГБ БССР, затем были должности дежурного по министерству (в составе секретариата) и замначальника этой же службы. А в сентябре 1973-го Александр Михайлович занял место руководителя. В характеристике на своего «зама», написанной в конце 60-х годов, полковник Деревянко отмечал: «По опыту работы и образовательному уровню тов. Булатов является квалифицированным работником, делопроизводство в органах МВД знает в совершенстве, способен самостоятельно разобраться в любом служебном вопросе… Свой опыт умело передает секретарским работникам не только аппарата министерства, но и подведомственных органов. Умело оказывает помощь в организации делопроизводства новым секретарским работникам. В общении с подчиненными по службе, товарищами по работе и гражданами, обращающимися в министерство, вежлив и тактичен».

Стоит отметить, что к тому времени (конец 60-х – 70-е годы) практически полностью оформился круг вопросов, которыми ведал секретариат МВД БССР – с некоторыми видоизменениями этот перечень функций сохранился и да наших дней. Это можно проследить по тем обязанностям, которые были возложены на заместителя начальника службы. Так, подполковник Булатов отвечал за организацию контроля за своевременным рассмотрением в аппарате министерства писем, запросов, поручений, поступающих из ЦК Компартии Беларуси, Совета Министров БССР, МВД СССР и других центральных учреждений и ведомств, проводил проверки работы подразделений аппарата министерства по рассмотрению писем, заявлений и жалоб граждан, рапортов сотрудников, различного рода предложений и запросов подведомственных органов внутренних дел по служебно-оперативным, хозяйственным и другим вопросам, осуществлял контроль за правильностью постановки секретного и общего делопроизводства во всех службах аппарата министерства и УВД облисполкомов, Мингорисполкома, контролировал обеспечение сохранности государственной и служебной тайны в повседневной работе всех звеньев системы МВД республики.
Обозначенный спектр задач с назначением на должность начальника секретариата расширился еще больше, что потребовало от нового руководителя немалых сил и энергии для поддержания «боеготовности» коллектива и себя лично, вынуждало искать новые и углублять уже выработанные положительные традиции служебной деятельности. В частности, полковник Булатов принял ряд управленческих мер по упорядочиванию и ведению делопроизводства в ОВД Органы внутренних дел Беларуси в строгом соответствии с требованиями МВД СССР, отраженными в приказе от 30 октября 1975 года «О мерах по усилению режима секретности в органах, учреждениях и внутренних войсках МВД СССР». В целях улучшения проводимых мероприятий по обеспечению режима секретности, организации работы по рассмотрению писем, жалоб и заявлений граждан и рапортов сотрудников в 1976 году был проведен двухдневный семинар начальников секретариатов, старших сотрудников вторых спецгрупп УВД, Белорусского управления транспортной милиции и начальников канцелярий и секретариатов управлений МВД БССР, направленный на повышение квалификации работников секретариатов, оказание им методической помощи в организации секретного делопроизводства.

Добросовестный подход к делу начальника министерского секретариата не остался незамеченным: к медалям Александра Михайловича «За оборону Москвы», «За победу над Германией» и ордену «Красной Звезды» за милицейские годы прибавились медали «За безупречную службу» I степени и «За доблестный труд», а также ряд юбилейных наград. На заслуженный отдых полковник Булатов ушел в июне 1979-го, отдав системе НКВД-МГБ-МВД в общей сложности без малого 40 лет.

Место руководителя Секретариата, согласно приказу МВД БССР №40л/с от 12 июня 1979 года, занял майор внутренней службы Антон Викентьевич Закревский. В органы внутренних дел на должность инспектора отделения инспекции исправработ управления исправительно-трудовых лагерей МООП БССР Анатолий Викентьевич пришел после «срочки» в рядах Советской Армии, спустя восемь лет сменил пенитенциарную систему на подразделения вневедомственной охраны при МВД БССР, проработав в организационно-штатном отделе УВО четыре года. В 1973-м Антон Викентьевич решает связать свою профессиональную жизнь с секретариатом Министерства внутренних дел Беларуси и становиться старшим референтом, в 1974-м он уже замначальника службы, а с 1979-го по 1987-й – ее неизменный начальник.

В этот период наблюдались изменения, как в структуре секретариата, так и в некоторых особенностях его служебной деятельности. Так, 27 июня 1983 г. приказом МВД БССР № 062 в соответствии с приказом МВД СССР от 8 июня 1983 г. № 0157 был упразднен штаб белорусского МВД, вскоре была реорганизована дежурная служба. Ее функции были ограничены регистрацией событий, а сами дежурные части подчинены секретариату с одновременным сокращением штатов. Естественно, что такие подразделения, как «дежурка» и секретариат, в некоторой степени можно считать родственными – и те, и другие обеспечивают прием и регистрацию заявлений граждан. Но это только внешне, внутренне же это совсем разные и далеко на близкие по своей специфике подразделения, объединение которых – не совсем правильный и рациональный шаг. Инициаторы слияния поняли это спустя три года и в 1986-м эти новшества отменили.

28 февраля 1984 года на основании приказа Министра внутренних дел БССР генерал-майора милиции В.А. Пискарева от 28.02.1984 года №019 некоторые функции 2-го спецотделения МВД БССР по контролю за соблюдением режима секретности и конспирации в обращении с документами по агентурно-оперативной работе (шифрограммы) переданы Секретариату ведомства. В связи с реорганизацией был расширен и штат подразделения – в его структуре появились такие должности, как заместитель начальника по режиму и старший инспектор по режиму.


Их функциональные обязанности включали:
– обеспечение порядка учета и надежности хранения документов;
– выдача заключений экспертных комиссий о возможности направления за рубеж документов и изданий с грифами «Секретно» и «ДСП»;
– согласование заключений об осведомленности работников, выезжающих за рубеж, в сведениях, составляющих государственную тайну.

Фактически, эти задачи остались неизменными и на данный момент, как и 30 с лишним лет назад, возложены на заместителя начальника по режиму управления по защите государственных секретов МВД Республики Беларусь и курируемый им отдел по защите государственных секретов УЗГС Управление по защите государственных секретов. Также, помимо обозначенных задач, секретариат выполнял и свою «традиционную» миссию: организационно и технически обеспечивал работу с документацией всего министерства и его руководителей, отвечал за подготовку, учет, хранение, получение и отправку документов, прием граждан. Особым направлением деятельности секретариата было проведение мероприятий по сохранности государственных секретов и контролю за соблюдением режима конспирации.

В ноябре 1987 года секретариат МВД БССР возглавил капитан внутренней службы Всеволод Александрович Гриняк – профессиональный журналист (в 1978-м офицер окончил факультет журналистики БГУ), выходец из ведомственной газеты «На страже Октября», в которой работал сразу после окончания университета (корреспондентом, заместителем главного редактора). До прихода в 1985-м в секретариат Министерства внутренних дел на должность заместителя начальника Всеволод Александрович был председателем Объединенного комитета профсоюза, служил инструктором политотдела МВД. За это время он хорошо изучил структуру и специфику деятельности органов внутренних дел, был знаком со многими руководителями и сотрудниками как в аппарате министерства, так и на местах, что позволяло ему быстро и правильно ориентироваться в складывающейся обстановке, и, как следствие, принимать грамотные управленческие решения.

Положительно отзывалось о новом начальнике секретариата и руководство белорусского МВД, о чем свидетельствуют соответствующие записи в тексте аттестации капитана Гриняка: «… умело организует работу по своевременному и качественному рассмотрению и разрешению поступающих в министерство писем, жалоб и заявлений, а также приему граждан, соблюдает требования приказов и указаний МВД СССР и МВД БССР. Много внимания уделяет повышению культуры и обеспечению строгого соблюдения законности в работе сотрудников секретариатов МВД и УВД облгорисполкомов республики. Может самостоятельно принимать решения и брать на себя ответственность за их выполнение».

Немалое вниминие Всеволод Александрович и его коллектив уделяли и в анализу проблем, касающихся делопроизводства в МВД Беларуси, его структурных подразделениях и территориальных ОВД Органы внутренних дел. На основе изучения поступающей с мест информации и личного опыта сотрудники секретариата разрабатывали и вносили предложения по совершенствованию организации делопроизводства, укреплению режима секретности и улучшению работы с письмами граждан. В немалой степени этому способствовало, в том числе, и получение профильного милицейского образования руководителем службы на факультете заочного обучения Минской высшей школы МВД СССР. Вкупе с умением владеть словом, приобретенными на журфаке БГУ, специализированные знания в области оперативной работы сделали из капитана Гриняка настоящего профессионала своего дела.

В новых условиях (после распада СССР в 1991г.) возросла значимость управленческих функций в деятельности органов внутренних дел Беларуси. Этот период был для белорусской милиции, как и в целом для страны, не из легких. Он характеризовался и обострением назревших проблем органов внутренних дел. Негативные явления в работе с личным составом в 90-е годы были вызваны, в том числе, позицией высших органов власти и управления республики. Так, одним из постановлений Совета Министров в марте 1992 года предусматривалось упразднение в штатах МВД тех должностей, которые не были непосредственно связаны с охраной общественного порядка и борьбой с преступностью. Правда, ввиду специфических задач, выполняемых секретариатом Министерства внутренних дел, это подразделение негативные тенденции коснулись в меньшей степени. Среди прочих, основной причиной «стойкости» секретариата стала кропотливая работа его сотрудников по адаптации ведомственного документооборота и делопроизводства в МВД от времен Союза к реалиям суверенной Республики Беларусь.

В сентябре 1994-го уже подполковник милиции Гриняк снова вернулся в сферу ведомственной журналистики на должность первого заместителя редактора газеты МВД «На страже». Место же руководителя секретариата министерства занял тогдашний помощник Министра внутренних дел Беларуси подполковник милиции Михаил Александрович Харитонов. Как и предыдущий руководитель, Михаил Александрович также являлся профессиональным журналистом и до поступления на службу в органы внутренних дел работал в редакциях бюллетеня «За безопасность движения», городской газеты «Вечерний Минск» и газеты Белорусского военного округа «Во славу Родины». С июня 1979 года недавний корреспондент Харитонов кардинально изменил сферу деятельности и занял должность инструктора в отделе по политико-воспитательной работе МВД БССР. Затем, в ноябре 1987-го, уже с должности старшего инструктора отделения пропаганды и агитации политотдела МВД Михаила Александровича рекомендуют в заместители начальника секретариата министерства.

Далее на протяжении пяти лет – с июля 1989-го по сентябрь 1994-го – он является неизменным помощником главы ведомства. Одновременно с назначением на должность начальника секретариата подполковника Харитонова в самой службе также произошли существенные организационно-штатные изменения. Секретариат разделили на такие структурные единицы как аппарат Министра внутренних дел, приемную граждан, режимно-секретную группу, группу приказов, канцелярию (позднее – секретная часть), 2-е спецотделение, ведавшее вопросами контроля за соблюдением режима секретности и конспирации в обращении с документами по агентурно-оперативной работе.

А еще спустя полтора года – в январе 1996-го – в министерстве снова была проведена реорганизация. Ее итогом стало то, что штаб МВД вновь получил права главного управления, в состав которого был включен и секретариат. По сути, в ведение штаба вошел целый спектр самостоятельных подразделений (некоторые из них в современной структуре ведомства отсутствуют):
оперативно-организационное управление;
группа главных инспекторов;
управление оперативно-дежурной службы;
управление правового обеспечения и международного сотрудничества;
секретариат;
управление связи;
центр связи и автоматизации;
информационно-аналитический центр;
служба собственной безопасности;
спецподразделение "Алмаз" (в оперативном подчинении);
пресс-центр;
объединенная редакция ведомственных газет;
отдел служебного собаководства.


3 октября 1996 г. приказом МВД Республики Беларусь № 195 был создан Аппарат Министра внутренних дел, которому были переданы штабные функции. В его состав вошли:
центральное оперативно-организационное управление,
управление правового обеспечения и международного сотрудничества,
главные инспекторы,
секретариат,
руководитель Аппарата,
помощник,
советник,
адъютант Министра.


Другими словами, аппарат Министра внутренних дел практически наполовину стал состоять из секретариата и его внутренних структурных единиц. В марте 1999 года в системе МВД Республики Беларусь было образовано новое подразделение – отдел анализа и обработки общественной информации (в быту – «Телефон доверия МВД»). В круглосуточном режиме любой гражданин мог связаться с операторами службы и поделиться своими проблемами, по которым в максимально сжатые сроки руководством ведомства принимались конкретные решения (ныне «телефон доверия» находится в ведении управления информации и общественных связей МВД и его структурных «филиалов» в ГУВД Мингорисполкома и УВД облисполкомов).

В связи с очередными организационно-штатными изменениями на основе секретариата Аппарата Министра внутренних дел Республики Беларусь, находившегося в подчинении оперативно-организационного центра, в январе 2001 года было создано самостоятельное управление режимно-секретной деятельности (УРСД), подчиненное непосредственно Министру. Руководителем нового подразделения стал начальник реорганизованного секретариата Михаил Александрович Харитонов. Аналогичные корректировки были проведены и на местах – в территориальных органах и подразделениях МВД Беларуси.

По сути, это практически никак не повлияло на выполняемые УРСД задачи, среди которых неизменными остались проведение мероприятий по обеспечению режима секретности, прием, регистрация и доклад Министру и его заместителям поступивших документов и обращений граждан, их оперативное доведение до исполнителей в соответствии с резолюциями и устными поручениями руководителей ведомства, регистрация и отправка по назначению организационно-распорядительных и иных видов документов, организация приема граждан, реагирование на сообщения, поступившие с «телефона доверия», обучение и повышение профессиональной квалификации сотрудников по данному направлению деятельности. Не осталась в стороне и одна из самых главных и специфических черт управления – организация работы по защите сведений, составляющих государственные секреты.

А так как на начало 2000-х выпало бурное развитие информатизации белорусского общества, внедрение во все сферы жизнедеятельности компьютерных технологий и систем, то не удивительно, что возникла реальная необходимость защиты информации, хранящейся в виртуальном пространстве. В Министерстве внутренних дел эта миссия была возложена на созданную на базе управления режимно-секретной деятельности группу технической защиты информации, со временем превратившуюся в отделение. Осваивать абсолютно новую стезю, коей было противостояние возможным попыткам злоумышленников получить закрытые сведения из милицейских компьютерных баз данных и персональных ЭВМ, оказалось для коллектива УРСД если и не сложным, то явно непривычным, о чем свидетельствовал уже тот факт, что в обиходе сотрудников управления появилась новая терминология, более близкая к сфере IT-технологий, нежели к области делопроизводства и обеспечения режима секретности в их традиционном понимании. В то время, как коллеги из других отделов и отделений УРСД оперировали понятиями «исходящая-входящая документация», «номенклатура дел» и пр., офицеры из группы техзащиты говорили о криптографической защите, инструментальном контроле помещений, создании систем защиты информации.

Полковник Харитонов как никто другой понимал и важность проводимой работы по внедрению прогрессивных наработок в области вычислительной техники в деятельность органов внутренних дел, и весь груз ответственности, который лежал на плечах людей, ответственных за делопроизводство и защиту госсекретов в министерстве и его структурных подразделениях. Поэтому руководитель управления всегда старался поддержать подчиненных, помочь в сложной ситуации советом, а если требовалось – то лично вникал во все проблемы коллектива и отдельных его членов, доводя непростые задачи до их успешного разрешения.

С увольнением Михаила Александровича Харитонова в запас в 2002 году, на должность начальника управления режимно-секретной деятельности был назначен полковник Александр Александрович Николаев – первый заместитель начальника Комитета по исполнению наказаний МВД (ныне – Департамент исполнения наказаний). Новый руководитель УРСД, в отличии от своих недавних предшественников, относился к числу кадровых военных и большую часть офицерской жизни отдал внутренним войскам. После окончания в 1978 году Новосибирского высшего военного командного училища МВД СССР его направили для дальнейшего прохождения службы в 43 конвойную дивизию союзного МВД, дислоцировавшуюся в Беларуси. Первую строчку в свою самостоятельную воинскую биографию молодой лейтенант вписал будучи командиром взвода, далее следовали должности замкомроты по политчасти, командира роты, начштаба батальона, заместителя начальника штаба полка, заместителя начальника оперативного отделения 43 конвойной дивизии Центрального управления внутренних войск МВД СССР. С развалом Союза Александр Александрович остался во внутренних войсках МВД суверенной Республики Беларусь и ведал вопросами охраны объектов исправительно-трудовых учреждений (2-й оперативный отдел Главного управления командующего внутренними войсками МВД). С 1996 по 2002 годы полковник Николаев служил в Комитете по исполнению наказаний, а в феврале 2002-го решил попробовать себя в сфере защиты государственных секретов и согласился с предложением возглавить управление режимно-секретной деятельности МВД.

Управлением Александр Александрович руководил на протяжении года, пока в мае 2003-го не вернулся обратно в Комитет, а на должность начальника УРСД в министерство пришел человек с многолетним опытом в области делопроизводства, первая женщина-полковник в истории минской милиции Оксана Владимировна Черныш. С органами внутренних дел в целом и секретариатом тогда еще УВД Мингорисполкома – в частности судьба связала Оксану Владимировну еще в 1974 году, когда ее приняли на должность машинистки отдельного дивизиона дорожного надзора милиции столичной милиции. Затем были 8 лет в должности инспектора по административной практике в том же дивизионе и 7 лет в пресс-службе УВД (это подразделение называлось по-разному, входило в состав штаба и пр., но основная функция была неизменна – связи с общественностью и СМИ). В ноябре 1992 года Оксана Владимировна перешла с линии масс-медиа, связанной с максимальной публичностью, в прямо противоположную службу – секретариат УВД на должность заместителя начальника по режиму секретности, а спустя два года и вплоть до перевода на вышестоящую должность в аппарат МВД в мае 2003-го неизменно возглавляла это подразделение.

Встав у руля управления режимно-секретной деятельности, Оксана Владимировна получила не только солидную министерскую должность, но и огромный груз ответственности за документооборот и обеспечение защиты государственных секретов всего ведомства, включая структурные подразделения и территориальные ОВД Органы внутренних дел. Также немаловажным в этот период был и процесс все большего внедрения в жизнь информационных технологий, который не мог не затронуть органы госуправления страны, в том числе и Министерство внутренних дел. 6 апреля 1999 года Указом Президента Республики Беларусь №195 была утверждена Концепция государственной политики в области информатизации. На ее основе 27 декабря 2002 года Постановлением Совета министров была принята Государственная программа информатизации на 2003-2005 годы и на перспективу 2010 года «Электронная Беларусь». В рамках данной программы стартовал ряд инновационных проектов по созданию сетевой инфраструктуры госорганов в целях обеспечения автоматизированного информационного взаимодействия между ними, начали реализовываться проекты по внедрению электронного документооборота, призванные послужить предпосылками для создания «Электронного Правительства». К 2010 году разработчики Программы планировали завершить работы по созданию общегосударственной автоматизированной информационной системы, обеспечить внедрение стандартизированного электронного документооборота, систем защиты информации и обеспечения национальной безопасности в данной сфере. В процессе реализации поставленных задач проводились комплексные мероприятия по переводу документооборота на электронную форму. По прогнозам специалистов, на заключительном этапе доля электронного документооборота в госорганах должна была составить до 60 % во внутреннем и до 40% – во внешнем (межведомственном) документообороте.

Не осталось в стороне от преобразований и МВД. Будучи частью госаппарата, Министерство внутренних дел также включилось как в общие процессы по формированию единого национального информационного ресурса, так и по переводу на электронную форму внутриведомственного взаимодействия между подразделениями центрального аппарата и центрального подчинения МВД, территориальных УВД, РУ-РОВД Районный отдел внутренних дел. В масштабах министерства это вылилось во введение в 2006 году в управлении режимно-секретной деятельности автоматизированного рабочего места по приему-отправке электронных документов по почте госорганов MAILGOV.BY, что позволило буквально в режиме он-лайн вести переписку со всеми органами государственной власти и управления без использования традиционных способов доставки – почты, фельдсвязи и пр. С одной стороны, это значительно сократило расходы на доставку несекретной корреспонденции, с другой – в разы увеличило оперативность ее поступления к нужному адресату. Еще одним нововведением стало внедрение в аппарате МВД системы межведомственного документооборота (СМДО). Подготовка к подключению Министерства внутренних дел к данному информационному ресурсу, позволявшему перейти на безбумажное взаимодействие, началась в октябре 2009 года. Немаловажное место в МВД занимали и вопросы перевода ведомственного документооборота в виртуальное пространство, без чего полноценная интеграция министерства в такие системы как СМДО и MAILGOV.BY становилась практически невозможной.

Первый камень в фундамент будущего электронного документооборота был заложен еще в 2004-2005 годах, когда началась целенаправленная работа в данном направлении с анализом имеющихся в центральном аппарате финансовых, технических возможностей и правовых оснований для воплощения в жизнь концептуальных идей, отраженных в программе «Электронная Беларусь». Практическую реализацию запланированных мероприятий предстояло осуществлять управлению режимно-секретной деятельности МВД и подразделениям связи и автоматизации Департамента финансов и тыла. А это оказалось не так и просто – как-никак, организовывать все приходилось фактически «с нуля», без должного опыта и знаний в данной сфере, без необходимых профильных специалистов из числа сотрудников УРСД и ДФиТ Департамент финансов и тыла. Но, несмотря на определенные трудности, поставленная на первоначальном этапе задача была выполнена. За несколько лет общими усилиями работники УРСД МВД вместе с коллегами из управления связи и автоматизации определили механизм внедрения электронного документооборота в жизнедеятельность министерства, пути решения связанных с этим проблем технического характера, проанализировали рынок услуг по предоставлению необходимого программного продукта и технической поддержки. В итоге к концу 2004 года в тестовом режиме было оборудовано одно рабочее место в приемной граждан управления режимно-секретной деятельности МВД. На компьютер делопроизводителя была установлена полная версия системы автоматизации делопроизводства и электронного документооборота – электронная офисная система «Дело».

Приемную граждан в качестве «экспериментальной площадки» выбрали не случайно – именно сюда поступало наибольшее количество звонков от граждан и юридических лиц. Поиски же нужной информации по журналам и прочим аналогичным «базам данных» влекли за собой временные затраты и, естественно, привлечение к механическому поиску необходимых сведений значительной части людских ресурсов. «Плюсы» технического ноу-хау были налицо, особенно в части поиска и обработки корреспонденции, когда конкретный документ не нужно было искать, бегая глазами по исписанным страницам журналов, а достаточно было сформировать запрос, нажать кнопку поиска и в считанные секунды получить ответ от сервера. Опробовав систему, выявив отдельные шероховатости и, что главное, адаптировав сотрудников приемной к обращению с технической новинкой, аналогичное автоматизированное рабочее место было введено и в отделении учета корреспонденции (несекретное делопроизводство) УРСД. В дальнейшем планировалось внедрить «виртуальный офис» в канцеляриях всех подразделений центрального аппарата и центрального подчинения МВД, а также в УВД облисполкомов и ГУВД Мингорисполкома. К слову, за время, на протяжении которого Оксана Владимировна Черныш руководила управлением режимно-секретной деятельности, была проведена основательная подготовка к тому, чтобы перейти от штучных попыток освоить азы работы с документацией в электронном виде к масштабному взаимодействию руководства и сотрудников аппарата МВД в виртуальном пространстве без использования бумажных носителей (либо при их минимальном использовании).

Велась работа и в целом по усовершенствованию системы делопроизводства в ОВД Органы внутренних дел суверенной Республики Беларусь. 27 июля 1999 года Министром внутренних дел генерал-лейтенантом Ю.Л. Сиваковым был подписан разработанный УРСД приказ МВД №130дсп «О совершенствовании работы с документами и усилении контроля за их исполнением в органах внутренних дел Республики Беларусь». С появлением этого ведомственного нормативного правового документа все делопроизводство в министерстве приводилось в соответствие с прилагаемыми к приказу инструкциями по организации делопроизводства в ОВД Органы внутренних дел и контролю за исполнением документов. Был отменен ряд устаревших НПА, регламентировавших данное направление как со времен СССР и БССР (приказы МВД СССР от 24 мая 1978 года и 24 декабря 1984 года, приказ МВД БССР от 31 августа 1992 года), так и в первые постсоветские годы (приказ МВД РБ от 17 июня 1997 года и указание от 15 января 1998 года). На протяжении без малого 10 лет все делопроизводство белорусской милиции строилось на требованиях приказа №130дсп, пока он не был переработан управлением режимно-секретной деятельности в соответствии с используемыми в те годы принципами организации делопроизводства. Так, 29 апреля 2008-го на свет появилось постановление МВД Беларуси, которое по случайному стечению обстоятельств получило тот же номер – 130дсп. Данное постановление, подписанное Министром внутренних дел генерал-лейтенантом милиции В.В. Наумовым, утвердило новую Инструкцию по ведению несекретного делопроизводства и контролю за исполнением документов в ОВД Органы внутренних дел.

Аналогичные мероприятия проводились и по оптимизации работы с обращениями граждан и организации личного приема руководством ОВД Органы внутренних дел и внутренних войск МВД Республики Беларусь. До 2008 года сотрудники приемной граждан МВД руководствовались в своей деятельности постановлением МВД №235 от 30 июля 2005 года, появившимся на свет после неоднократных корректировок предшествующих НПА и утвердившим Инструкцию о порядке рассмотрения обращений и организации приема граждан в ОВД Органы внутренних дел. 17 марта 2008 года Министр внутренних дел В.В. Наумов подписал постановление за номером 88, которое привело ведомственные регламентирующие документы по работе с обращениями граждан в соответствие с требованиями Указа Президента Республики Беларусь №498 от 15 октября 2007 года «О дополнительных мерах по работе с обращениями граждан и юридических лиц». Совершенствованием Инструкции также занимался коллектив УРСД.

В ноябре 2010 года начальник УРСД МВД полковник милиции Оксана Владимировна Черныш вышла в запас, отдав органам правопорядка свыше 30 лет (и это только на аттестованных должностях, общий же милицейский стаж составил без малого 40 лет!), однако еще три года – до конца 2013-го продолжала работать на той же должности, правда, уже в статусе государственного служащего.

Дмитрий Якжик

Телефон доверия
#моямилиция