www.mvd.gov.by

Служим Закону, Народу, Отчизне!

220030, Минск
ул. Городской Вал, 4

Круглосуточный
единый номер: 102

Государственная автоинспекция

Гражданство и миграция

Административные процедуры

Учебные заведения

Главное управление по наркоконтролю и противодействию торговле людьми

Главное управление охраны правопорядка и профилактики

6 января 2017Доктор Давыдовская помогала всем и всегда


Обеденную тишину нарушил телефонный звонок. Женский голос благодарил за статью «Пясняр рэвалюцыi» («НС» № 46 от 11 ноября 2016 года), в которой наш внештатный автор Владимир Борисенко рассказал о белорусском поэте, драматурге и прозаике Михасе Чароте:
- Михаил Семенович - мой дядя, родной брат матери.

В нашей семье никто ни минуты не сомневался, что его арест - чудовищная ошибка. Рада, что сейчас это понимают и другие. Спасибо, что написали правду о нем: он действительно был хорошим человеком и никого не предавал.

О себе звонившая рассказала немного: она - наша давняя подписчица Вера Ивановна. Понимая, что редкий пенсионер будет из года в год оформлять абонемент на интересное, но всё же достаточно специфическое ведомственное издание, задаю прямой вопрос: «Вы имеете отношение к нашему министерству?» Оказалось, что отличник здравоохранения, заслуженный врач БССР, ветеран труда полковник внутренней службы в отставке Вера Ивановна Давыдовская ведомственной медицине отдала 33 года! В поликлинике МВД начинала обычным терапевтом, потом возглавляла терапевтическое и диспансерное отделения. На пенсию уходила с должности заместителя председателя (врача) ВВК медотдела МВД БССР. Во время Великой Отечественной войны сражалась в рядах партизанского отряда имени И. В. Сталина, созданного на базе группы кадрового военного Владимира Петровича Адамовича и действовавшего в Пуховичском, Руденском и Минском районах. Ее фотографию можно увидеть в одном из залов Белорусского государственного музея истории Великой отечественной войны. Кроме того, Вера Ивановна - вдова офицера. Ее муж Владимир Андреевич Канашев уходил на пенсию полковником внутренней службы с должности начальника хозяйственного управления МВД. Иными словами, не попросить об интервью было бы непростительно.

Вера Ивановна подготовилась ко встрече с журналистом основательно: нашла не только редкие фотографии Михася Чарота, но и два номера «НС» с небольшими заметками, главной героиней которых была она сама, тем самым давая понять, что о ней уже всё написано. Но меня предупредили о ее скромности, а также о том, что интересных и даже героических событий в ее жизни хватит на полновесный роман. Признаюсь, уговорить собеседницу дать разрешение на публикацию большого материала оказалось непросто.


Пятая и единственная
…Семья Давыдовских жила в Руденске (ныне городской поселок в Пуховичском районе). Ее отец Иван Станиславович работал машинистом поезда дальнего следования. Мать Ольга Семеновна вела домашнее хозяйство. К несчастью, практически все их малыши умерли в детстве - родители одного за другим похоронили четверых.

Однажды Ивана Станиславовича принесли с работы без сознания - у него случилось кровоизлияние. Мужчина тогда выжил, но до конца дней остался инвалидом. Он умер в мае 1923 года, так и не узнав, что через несколько дней, 23-го числа, Ольга Семеновна родит их пятого ребенка - девочку, которую назовут Верой.

Мать всячески оберегала дочку. В Руденске была только четырехлетняя школа, а в пятый класс Вере необходимо было ходить за семь километров, и Ольга Семеновна, боясь потерять и этого ребенка, сказала категоричное «нет». Но понимая, что девочке нужно получить образование, женщина с надеждой смотрела на семьи братьев, проживавших в столице БССР.

- Сначала она хотела отправить меня к дяде Михасю. Однако отказалась от этой затеи, потому что Чарот, находясь в постоянных разъездах, редко бывал дома. Потом к нам в гости приехал дядя Алесь, который жил недалеко от минского железнодорожного вокзала. Он сам предложил забрать меня к себе. А чтобы мама не волновалась, заверил, что школа, в которой буду учиться, находится совсем рядом с его домом. В его семье я прожила три года, - вспоминает Вера Ивановна.

Ничего не могли доказать
24 января 1937 года Михася Чарота внезапно арестовали и исключили из членов ВКП(б). Вскоре пришли и за его братом Павлом. Брата Александра и трех сестер не тронули.

- Дядя Алесь принял произошедшее близко к сердцу. Он давал голову на отсечение, что оба его брата ни в чем предосудительном не замешаны, однако в то время никому ничего нельзя было доказать. От переживаний он заболел и вскоре умер. У него остались вдова и дочка, - рассказывает Вера Ивановна.

Ольга Семеновна понимала, что в сложившейся ситуации невестка двоих детей не прокормит. Она, конечно, как могла помогала семье брата продуктами, но в связи с изменившимися обстоятельствами было решено, что Вера вернется домой, как только окончит седьмой класс.

- В Руденске планируют открыть десятилетку. Если к новому учебному году строители успеют возвести здание, ты сможешь продолжить образование, - сказала мать дочери.

Всё сложилось как нельзя лучше, и в сентябре девушка смогла пойти в восьмой класс. Семье приходилось трудно, денег не хватало, Ольга Семеновна едва сводила концы с концами, и Вера как могла помогала матери - каждый год на летних каникулах работала в райисполкоме машинисткой.

Когда пришло время, Вера подала заявление о вступлении в комсомол. На собрании классный руководитель рекомендовала ее как отличную ученицу и хорошего товарища. Однако нашелся тот, кому не давала покоя судьба ее бедного дяди Михася:

- Вы что? Кого вы собираетесь принять в комсомол? Она же племянница врага народа Чарота!

Выручила педагог, оказавшаяся человеком широких взглядов. Она напомнила, что Иосиф Сталин еще в декабре 1935 года на совещании передовых комбайнеров сказал, что «сын за отца не отвечает».

- А Вера всего лишь племянница. Тем более еще совсем ребенок. Что вы такое говорите?! -добавила учительница.

Девушку в комсомол приняли, и в рядах школьной организации она всегда была одной из первых.

Это должно было случиться потом
Выпускной вечер был назначен на субботу, 21 июня 1941 года. Вера, как член учебного комитета школы, помогала выписывать аттестаты. Директор намеревался вручить документы 23-го, но девушка уговорила и свой получила раньше. Уже в воскресенье она собиралась ехать в Минск, чтобы в понедельник определиться с будущей профессией.

- Тогда присматривалась к БГУ, но окончательно выбрать факультет и специальность думала на месте. Мне нравилась география, возможно, именно с этой наукой и связала бы свою жизнь, - вспоминает Вера Ивановна.

Но это должно было быть потом. В тот субботний вечер уже вчерашние школьники танцевали до утра. Потом ходили встречать рассвет. Первый рассвет своей взрослой жизни.

- А еще мы пели. Даже когда небольшими компаниями расходились по домам. Какие песни тогда были популярны? Все, конечно, не вспомню, но эта точно: «Широка страна моя родная, много в ней лесов, полей и рек…», - и Вера Ивановна напела.

В воскресенье, как и планировала, собралась ехать в Минск. Уже на улице ее остановил знакомый, сообщив, что началась война…

Комсомолка, партизанка, подрывница
В годы немецкой оккупации жители Руденска оказались в полной информационной блокаде. Фашистская пропаганда работала отлично, через все мыслимые источники утверждая, что территория Советского Союза практически целиком находится под властью захватчиков. Как же обстоят дела на самом деле, увы, узнать было неоткуда.

Со временем в окрестностях стал действовать партизанский отряд имени Сталина. Народные мстители где-то раздобыли приемник, благодаря которому ловили сводки Совинформбюро, писали листовки. Но требовались смельчаки, которые расклеивали бы их в райцентре.

Однажды Вера повстречала сотрудника райкома комсомола.

- Знаю, что ты человек не болтливый, поэтому предложу тебе одно дело. Хотим сделать тебя связной партизанского отряда. Просто выполняй поручения, не задавая лишних вопросов. Если не согласна, то мы всё поймем. Скажи об этом сразу. Но в любом случае никому о моем предложении ни слова, - сказал он.

Девушка согласилась сотрудничать. И хранила молчание, поделившись только с матерью. Ольга Семеновна, поддержав решение дочери, только и промолвила: «Раз надо, значит, надо». Но просила быть предельно острожной.

Вскоре Вера встретилась с партизаном, который подробно объяснил, что необходимо делать. Только спустя время узнала, что это был сам командир отряда Владимир Петрович Адамович. Ей поручили не только расклеивать сводки, но и собирать новости и слухи, циркулирующие в Руденске. Для связи она должна была приходить в определенное место на болотах, подальше от людских глаз. Паролем служила фраза «Пагасла цыгарка», ответ на которую был: «А ў мяне запалак няма». Первое время девушку встречали на подступах к отряду. Только удостоверившись, что эта связная не подведет, партизаны полностью доверились ей.

Распространять сводки - дело непростое, так как улицы прекрасно просматривались через огромные окна большинства руденских домов.

- Иду, словно спешу куда-то по своим делам, а сама незаметно по сторонам озираюсь. Как только удостоверюсь, что меня никто не видит, тут же достану изо рта кусочек хлебного мякиша, намажу им обратную сторону листовки, приклею на первую попавшуюся вертикальную поверхность и, пока никто не увидел, быстрее ухожу. На соседней улице проделывала то же самое. Вскоре горожане стали шептаться, что немцы их обманывают, что дела на фронте складываются для них не так хорошо, как они хотят показать. Многие с благодарностью вспоминали народных мстителей, - рассказывает Вера Ивановна.

Чтобы избавить девушку от возможных подозрений немцев, партизаны посоветовали ей найти в Руденске работу. Тут и пригодилось умение печатать на машинке. Вера устроилась в контору, сотрудники которой отслеживали своевременность и полноту сдачи налогов. Вскоре ей, 20-летней девушке, доверили подкладывать под железнодорожные составы мины. При этом взрывать нужно было не все подряд поезда, а только те, которые везли на фронт технику или солдат.

Снаряд прятала в складках расклешенной юбки. На железной дороге высматривала подходящий поезд. Улучив момент, когда люди расходились, «ныряла» под вагон, прикрепляла мину выше колеса, на металлическую деталь, вылезала с другой стороны путей и уходила, словно ни в чем не бывало. Взрывное устройство срабатывало во время движения состава. Партизаны, получив сведения о крушении, выясняли у связных, кто именно делал закладку.

Вскоре Вера воочию убедилась в том, чем чревата ее деятельность. В соседней деревне жили девчата, также сотрудничавшие с партизанами. Кто-то проболтался об их антифашистской деятельности, и немцы жестоко расправились с ними, повесив всех четверых в Руденске на площади.

- Это было жуткое зрелище. Они все такие молоденькие… Примерно мои ровесницы. Тогда поняла: если допущу хоть малейшую ошибку, мне уготовано такое же наказание. Меня спасло то, что работала одна, и никто, кроме матери, не был посвящен в мою деятельность, - говорит Вера Ивановна.

Потом девушке поручили уничтожить предателя, который занимался отправкой молодежи в Германию. Ночь не спала, думая, как подложить мину под его стол. Для начала решила осмотреться в его кабинете, расположенном в здании райисполкома. Раз придумала какую-то причину, чтобы заглянуть, другой. Но действовать необходимо было срочно, так как предатель стал с подозрением посматривать на Веру. Оставшись в кабинете одна, она быстро сунула мину в печь, стоявшую как раз за его столом.

Дома девушка всё прислушивалась, когда же донесутся отзвуки взрыва, который должен был произойти через несколько часов. Однако вечер настал, потом полночь прошла, и - тишина. Едва дождавшись рассвета, пошла в отряд.

- Как это устройство не сработало? Взрыв был ночью. Предатель остался цел, но погибли три немца, случайно оказавшиеся в его кабинете. Кстати, ты остаешься у нас. Домой возвращаться нельзя. Ты под подозрением, поэтому тебя уже ищут, - новости, услышанные от начальника штаба отряда, обескуражили девушку.

Многих жителей Руденска возмущало, что один хороший парень, поддавшись немецкой пропаганде, стал полицаем. Однако никто не знал, что он сделал это по приказу руководства партизанского отряда. Именно он сообщил о взрыве и о том, что Вере грозит опасность. В то же утро полицаи пришли к ней домой, перевернули всё вверх дном, забрали корову, кур и другую живность.

В то время Ольги Семеновны уже не было в живых, поэтому в городе Веру ничто не держало. И она осталась в отряде, причем в том, в чем пришла. После жившая в ее доме беженка (минская соседка дяди Алеся спряталась в Руденске от бомбежек) передавала ей одежду.

- Отряд располагался в лесу за болотом. Партизаны жили в землянках. Питались ужасно. Вода без соли! Если кто-то в одной из деревень раздобудет несколько картошин, то в похлебке их и не выловишь, - говорит Вера Ивановна.

И вновь пригодилось умение девушки печатать. Чаще всего ей доверяли размножать сводки Совинформбюро. Но иногда отправляли в группу, которая ходила подрывать железную дорогу. Ее задача - заметать (в прямом смысле этого слова) следы, оставленные на земле. Однажды во время выполнения задания Вера потеряла подошвы, бежала по снегу почти босиком и сильно обморозила ноги.

В отряде В. Давыдовская получила еще одну травму, последствия которой ощущает и по сей день. Иногда ее ставили на пост, откуда она должна была сигнализировать о приближении немцев. Наблюдательные пункты, как правило, находились на деревьях. Обычно слазить девушке помогали. А в тот раз она решила спрыгнуть сама с полутораметровой высоты, чтобы не терять времени в ожидании подмоги. Приземление оказалось неудачным. Тот удар напомнил о себе через много лет.

Перед отступлением немцы устроили блокаду партизанской зоны. Сначала народные мстители прятались в болотах, а потом решились на прорыв. В отряде оставляли только молодежь, имевшую оружие. Остальные должны были схорониться в деревнях - убедить местных признать их за родственников. Еще в начале войны Ольга Семеновна, копая картошку, нашла в огороде пистолет в кобуре и винтовку. Несмотря на требование немцев, оружие она не сдала, а спрятала. Когда Вера уходила в партизаны, взяла пистолет с собой. Теперь он ей пригодился.

Что она только не пережила в ту ночь! И шла в темноте, и передвигалась ползком, и, не умея плавать, с помощью товарищей перебиралась через реку. В конце концов, осталось только перейти через шоссе, охраняемое немцами. Фашисты, заметив партизан, открыли огонь. Пуля попала Вере в ногу, но, находясь в состоянии крайнего возбуждения, девушка боли не почувствовала. О ранении узнала, когда один из партизан заметил кровь. К сожалению, оказать медицинскую помощь как следует не было возможности - рану перевязывали листьями.

Так сложилось, что семь человек, среди которых была и Вера Давыдовская, случайно оторвавшись от отряда, неделю плутали по лесу. Их положение было столь отчаянным, что приходилось пить болотную воду. Только спустя неделю им удалось найти регулярные войска и друзей-партизан.

Солдаты позвали с собой всех, кто хотел и дальше освобождать страну. Согласились многие.

- И я пойду, - поддержала общий порыв Вера.

- Тебе учиться надо! - удержал девушку командир.

И Вера Ивановна Давыдовская, получив в расположенном в Минске штабе партизанского движения справку об участии в борьбе против немцев, решила продолжить обучение. Несмотря на военное лихолетье, ей удалось сохранить аттестат - сложив документ в платок, постоянно держала его при себе. Поступать хотела в мединститут, веря, что профессия врача нужна будет всегда и везде - как в мирное время, так и в военное, как в деревне, так и в городе.

Судьбоносная встреча
В почти полностью разрушенном Минске Вера Ивановна пыталась узнать, вернулось ли в столицу БССР Министерство здравоохранения. Кто-то подсказал, что нужно обратиться в бараки, которые находятся в современном сквере Адама Мицкевича. Повстречавшийся там мужчина в плащ-накидке проявил интерес к желанию девушки стать медиком. Расспросил о ее жизни, посмотрел аттестат с отличием и справку об участии в партизанском движении.

- Поздравляю вас. Вы уже студентка. Экзамены? У вас отличный аттестат. Это я вам говорю как Министр здравоохранения, - случайно повстречавшимся человеком оказался Михаил Ковалёнок, который в то время занимал эту высокую должность.

На выпускных экзаменах будущим медикам предстояло осмотреть конкретного больного и поставить диагноз. Вера Ивановна легко справилась с заданием. И молодого специалиста распределили в хирургию, чего она не очень хотела. Потом последовали курсы усовершенствования по хирургии в железнодорожной больнице, где она ассистировала при проведении операций. 3-я городская клиническая больница - первое место работы Веры Давыдовской.

- Там трудился один хирург, который решил сразу же, что называется, бросить меня в бой, быстро назначив на операцию - предстояло вырезать аппендикс. Всё прошло удачно. Но он, чтобы я прочувствовала всю ответственность момента, предупредил: если швы, которые я наложила, разойдутся, больной умрет. Дома весь вечер места себе не находила. Не выдержав, побежала смотреть, в каком состоянии мой пациент. Утром чуть свет вновь поспешила в больницу. Но всё сложилось хорошо: больной поправился в положенные сроки. Уже потом поняла, что опытный коллега просто зачем-то хотел напугать меня. Ведь он во время операции стоял рядом и контролировал каждое мое действие. Если что-то сделала бы не так, он моментально меня поправил бы, - вспоминает Вера Ивановна.

В то время Вера Давыдовская уже была замужем. У нее подрастал маленький ребенок. Супруг был категоричен: с таким отношением к делу в хирургии ей работать нельзя. Вера Ивановна и сама понимала, что хирургия - не ее призвание, однако ничего поделать не могла.

Вновь изменила жизнь молодого медика еще одна случайная встреча с Михаилом Ковалёнком. К тому времени он уже заведовал кафедрой терапии мединститута, которая располагалась на базе 3-й клинической больницы. Вспомнив давнюю встречу на улице разрушенного Минска, мужчина поинтересовался судьбой молодого специалиста. Вера Давыдовская рассказала и о первой операции, и о страхе, который нагнал на нее опытный коллега, и о тревоге за больного. И М. Ковалёнок взял ее к себе на работу. А тому хирургу строго указал на недопустимость подобного поведения.

Вера Ивановна три месяца работала в больнице, а еще три - в поликлинике. Навещать больных ей приходилось в районе Грушевки. Служебного автомобиля нет. На улицах - грязь по колено. Порой приходилось вызывать пациенту скорую и сопровождать его до больницы. Домой случалось идти пешком и нередко возвращаться заполночь.

В 1950 году с Верой Давыдовской встретился кадровый сотрудник МГБ. В ведомственную поликлинику требовались специалисты, а со стороны брать не хотели, отдавая предпочтение женам сотрудников (Владимир Андреевич Канашев в то время служил в этом ведомстве). Так Вера Ивановна стала офицером. После того как Комитет госбезопасности преобразовали в отдельную структуру, Вера Ивановна решила остаться в МВД.

- Со мной встречались трижды - всё уговаривали остаться в КГБ. Даже предлагали должность начальника поликлиники. Однако я очень любила лечебную работу и терпеть не могла руководящую, - рассказывает Вера Ивановна.

В те годы работать в медицине было непросто. Это сейчас любой диагноз можно подтвердить или опровергнуть с помощью аппаратуры. Тогда же у врача не было ничего, кроме фонендоскопа. ЭКГ и то делали только в лечкомиссии. Поэтому очень многое зависело от квалификации врача и его профессионального чутья. А оно Веру Ивановну редко подводило. Однажды к ней на прием пришел больной, который жаловался на проблемы с сердцем: помогал матери вскопать огород, и стало плохо. Лечь в стационар он категорически отказался, сославшись на служебную занятость.

- Тогда обратилась за помощью к бывшей сокурснице, работавшей в лечкомиссии: мол, жизненно необходимо сделать пациенту ЭКГ. Она помогла.

В итоге обследование подтвердило самые худшие опасения - больной перенес инфаркт. Офицера принудительно отправили в больницу, - вспоминает Вера Ивановна.

Кстати, доктор Давыдовская никогда не покидала рабочего места, если возле ее кабинета сидела очередь. Она же врач, поэтому не могла отказать больным, которые нуждались в ее помощи. И всё министерство знало: если нет талона, а очень надо, значит, нужно идти к Вере Давыдовской, которая обязательно осмотрит, поставит диагноз и назначит лечение.

…Вера Ивановна уже давно на пенсии, однако до сих пор с интересом следит за событиями, происходящими в нашем ведомстве.


Ольга КУЛИКОВА, "На страже".
Фото Альберта ЕРМАКОВА и из личного архива В. И. ДАВЫДОВСКОЙ.

Телефон доверия
#моямилиция