8 мая 201512 дней и ночей обороны Пинска

На западных рубежах Советского Союза в конце 1930-х годов было неспокойно. Враги советской власти организовывали бандитские группы, нападали на военных и активистов, поджигали народное добро. Кроме того, наблюдались наземные и воздушные нарушения границы извне. В этой ситуации на всей территории Западной Беларуси формировались новые полки внутренних войск. В частности, в июле 1940 года был создан 23-й мотострелковый полк НКВД, на который возложили задачу по охране важных объектов и поддержанию общественного порядка.

Стрелковым батальоном, две роты которого дислоцировались в Бресте, командовал майор Федор Сергеев. Третья рота под командованием лейтенанта Андрея Матвеенко располагалась в Пинске.

Вечером 21 июня 1941 года ротный уезжал из Бреста в Пинск. Поезд отправился в полночь, с опозданием от расписания в два часа. Мысли командира занимало прошедшее совещание. На нем было озвучено, что Германия, несмотря на мирный договор, готовится к нападению на СССР. Время в пути пролетело быстро, и офицер не заметил, как очутился в столице Полесья.

На перроне Матвеенко встречали друзья, которые и сообщили страшную новость: война! От них же офицер узнал: его срочно вызвали в областное управление НКВД. В шесть утра лейтенант отправился к начальнику. Тот приказал ввести в Пинске военное положение и поручил Матвеенко составить приказ, отпечатать и распространить его от имени совета обороны города.

Сначала Андрей Матвеенко поставил задачи командному составу роты: оградить подразделение, охраняемые объекты и местность, прилегающую к ним, от возможных действий шпионов, диверсантов и вредителей; противостоять, по возможности, воздушным налетам противника; постоянно поддерживать порядок в городе и на охраняемых объектах; строго соблюдать все требования противовоздушной и противохимической защиты, противопожарные мероприятия.

В расположении роты появился еще один наблюдательный пост и парный дозор, усилили охрану в здании УНКВД и на железнодорожном вокзале. На колокольне монастыря организовали службу воздушного наблюдения, оповещения и связи. Все готовились в любое время выполнить приказы руководителей УНКВД. Оружие и боеприпасы носили при себе, а всё лишнее сдавали на склад. Командиры перешли на казарменное положение. Несмотря на сложную обстановку, в полдень 22 июня прошел митинг по случаю начала войны.

Матвеенко сел за написание приказа по городу. Всё шло хорошо, пока офицер не дошел до слова «приказываю…». «Кто приказывает? - вопрос возник сам собой. - Командир роты НКВД? Это будет неправильно». Матвеенко пошел советоваться с начальником. Тот тут же позвонил первому секретарю Пинского областного комитета КП(б) Беларуси Авксентию Малаховичу Минченко. После разговора собственноручно дописал: «…начальник обороны г. Пинска, лейтенант Матвеенко А. А., 22 июня 1941 года». К вечеру приказ расклеили по городу.

Выходившие из окружения разрозненные подразделения Красной Армии проходили севернее Пинска на Логишин - Сарны. Так как в городе не было воинских частей, обком партии решил создать из партийного актива истребительные отряды. На северной окраине облцентра горожане рыли окопы и строили инженерные заграждения. Связи с передовой линией обороны советских войск не было. Пинчане ориентировались на радиопередачи, телефонные разговоры и рассказы эвакуированных.

Сотрудники некоторых организаций и учреждений стали эвакуировать свои семьи. Возникла паника. Еще больше встревожили население поездки в поисках бензина по окрестностям города. Ездившие рассказывали такие ужасы, что граждане, особенно из еврейской диаспоры, задумывались об эвакуации.

Вечером 28 июня столицу Полесья потряс взрыв. Затем появилось зарево, послышались беспорядочные разрывы и стрельба. Оказалось, военный комендант, никого не поставив в известность, взорвал склады боеприпасов.

В тот же день в город прибыл командир 75-й стрелковой дивизии генерал-майор Семен Иванович Недвигин. Выслушав доклад Матвеенко и побеседовав с ним, назначил лейтенанта комендантом города. И уехал, не оставив никаких подтверждающих документов.

На Матвеенко взвалилась гора обязанностей. В частности, пришлось отправлять в сторону Лунинца множество эвакуированных и военнослужащих, которые собрались на станции Пинск. Решить эту проблему помог заместитель начальника железной дороги.

Тем временем в комендатуру поступали разноречивые сведения, одно тревожнее другого: основные силы противника достигли Березины; шли упорные бои в районе Бобруйска; танки Гудериана захватили Минск…

30 июня во время эвакуации военнослужащих «пятая колонна» устроила провокацию: с колокольни церкви, чердаков домов и отдельных дворов вели беспорядочную стрельбу, сея панику и неразбериху. Рота ликвидировала бандитов за два часа, при этом захватив пулемет, винтовку и несколько пистолетов.

12 дней бойцы Матвеенко поддерживали в Пинске порядок военного времени, боролись с диверсантами и парашютистами, пленив сигнальщика с ракетницей, задержав банду из пяти человек, проводя разведку и обеспечивая оперативную работу УНКВД по области. Кроме того, вместе с истребительным отрядом города уничтожили две машины бронеразведки противника. В этом бою подразделение понесло первые потери - погиб помощник командира 1-го взвода 24-летний старший сержант Леонид Старолатко.

Когда немцы подошли к Пинску, областной комитет партии принял решение создать партизанские группы, одну из которых возглавил Василий Захарович Корж, ставший впоследствии Героем Советского Союза.

Последний бой в Пинске рота приняла 4 июля, дав возможность закончить эвакуацию учреждений. Конница противника двигалась от кладбища. На западной окраине города сосредоточились танки и пехота. Советские военнослужащие заняли оборону на центральной площади, в подвалах и полуподвальных помещениях близлежащих зданий. По танкам и мотопехоте врага бойцы открыли огонь из винтовок бронебойными патронами, а пулеметчики отсекали пехоту от техники. Военнослужащим удалось уничтожить и переодетых в гражданскую одежду фашистов, стремившихся захватить мост, лишь несколько немцев смогли достичь левого берега на лодках.

Однако силы были не равны, поэтому к вечеру бойцы отступили. А на мосту у бочек с горючим остались два сапера в морской форме.

Ночью рота прибыла в Лунинец и сосредоточилась во дворе тюрьмы. Здесь же находились около двух сотен милиционеров и партийных работников. На совещании решили: большинство уйдет в партизаны, а 50 человек пополнят роту. Военнослужащим выделили шесть грузовиков, на которые погрузили боеприпасы, снаряжение, провиант и кухню. 5 июля рота заняла оборону. Одна группа охраняла железную дорогу со стороны Дятловичей, вторая несла сторожевую службу по дороге на Вульку, третья обосновалась около вокзала. Там же находился командный пункт Андрея Матвеенко.

Днем фашисты совершили авианалет. Бомбардировщики с черными крестами убивали безжалостно: погибло немало гражданских, особенно женщин и детей. Бойцы едва остановили бежавшую по огородам и истошно кричавшую женщину. Осколки взорвавшейся бомбы сорвали с нее не только одежду, но и кожу на спине. Медицинскую помощь женщине всё же оказали.

6 июля роте приказали выдвинуться к Столину. Около Горыни военнослужащие ликвидировали диверсионную группу противника и тут же получили указание Государственного комитета обороны организовать на занятых врагом территориях партизанские отряды и диверсионные группы, чтобы создать невыносимые условия для фашистов и их пособников. Многие патриоты из Столина и Давид-Городка, сменив фамилии и получив поддельные документы, пошли в тыл врага.

Рота же, чтобы дать возможность закончить эвакуацию, вывести технику из города и уничтожить стратегически важные объекты, сдерживала натиск противника, находясь, по сути, в окружении. Разведка тем временем доложила: пехота и танки противника заняли деревню Ольшаны, что на дороге Давид-Городок - Туров.

После обеда 9 июля Матвеенко приказал командирам взводов: выходить из боя, отступая на восток, поочередно, по сигналу красной ракеты. К утру, после ночного сражения и длительного перехода, бойцы от усталости валились с ног. Ротный распорядился сделать привал. Пока подчиненные отдыхали, Матвеенко, сидя на срубленном дереве у обочины дороги, рассматривал захваченную у противника карту. Вдруг из-за поворота выехал лимузин, в котором сидели четыре гитлеровца. Это было настолько неожиданно, что Матвеенко растерялся. Машина же, мгновенно развернувшись, попыталась скрыться, но тыльный дозор уничтожил заблудившихся врагов.

В живых остался лишь шофер, которого вместе с документами убитых отправили к вышестоящему начальнику.

Вскоре рота заняла круговую оборону в деревне Малышев. Бойцы обсуждали недавний бой в Ольшанах, вспоминали погибших. Больно было смотреть на вдову павшего в том сражении политрука роты Михаила Рытова: Мария Ивановна, несмотря на беременность, категорически отказывалась оставить роту и собственноручно оборудовала себе окоп. Позже ее всё-таки уговорили эвакуироваться к родителям в Тулу.

В этот же день к роте присоединились бойцы 115-го стрелкового полка 75-й стрелковой дивизии. Они отступали от Малориты и дошли до рубежей, где нес службу 18-й Житковичский погранотряд. Руководство по обороне границы река Припять - западная окраина Малышева взял на себя командир 115-го полка майор Алексей Лобанов.

Рота Андрея Матвеенко за день отразила три атаки противника. Ночью получили приказ отступить к Турову. Из 150 человек в подразделении НКВД осталось 90, причем основные потери - это раненые, которых эвакуировали в тыл. Туровский военкомат пополнил подразделение 30-ю новобранцами. Вновь сформированную роту без подготовки и обучения передали одному из полков 75-й стрелковой дивизии.

За оборону Пинска лейтенант Андрей Матвеенко Указом Президиума Верховного Совета СССР награжден орденом Красной Звезды. Эту награду 17 июня 1942 года герою вручил «всесоюзный староста» Михаил Калинин. Андрей Андреевич отличился также при защите Москвы, прошел всю войну. В 1984 году, будучи преподавателем одного из российских военных училищ, приезжал в Пинск, где и поделился своими воспоминаниями из военного лихолетья.

Ольга КУЛИКОВА, "На страже".

Глазами очевидца
Утром 23 июня заместитель начальника УНКВД - руководитель областной милиции Пинщины Михаил Докшин срочно вернулся в столицу Полесья из служебной командировки и сразу же подключился к организации охраны государственных объектов. В частности, из милиционеров создали истребительные отряды по борьбе с воздушным десантом врага, который маскировался под красноармейцев и милиционеров. К тому же, многие из заброшенных диверсантов прекрасно владели русским языком… Гарнизон охраны и обороны Пинска состоял из 300 милиционеров, курсантов школы милиции (командовал преподаватель Рязанов) и военнослужащих роты НКВД (Матвеенко) - всего 700 человек. Под натиском фашистов уже пали Барановичи и Минск, а столица Полесья еще держала оборону. «Всякая связь с Главным управлением милиции БССР была прервана, и никакого указания не было, что делать дальше, и действовали так, чтобы закрепиться в Пинске, поджидая войска Красной Армии», - написал в своих воспоминаниях Михаил Филиппович Докшин.

Гарнизон организовал эвакуацию промышленных предприятий, запасов продовольствия, в том числе около 300 пудов хлеба, а также гражданского населения. Здесь же наладили ремонт подбитых танков и другого оружия, а инженер-строитель Клюев мастерски вычертил противотанковые укрепления и рвы.

Истребительные отряды круглосуточно патрулировали свои зоны. Подразделение под руководством Реутова, организовав засаду, отбросило немцев, пытавшихся просочиться в Пинск со стороны Логишина. Сотрудник уголовного розыска Трошин, получив информацию, что трое подозрительных дорожных рабочих с инструментами спрашивали дорогу в центр города, проявил бдительность и прозорливость. Незнакомцы оказались диверсантами, их обезвредили.

В обороне города участвовали и милиционеры-женщины. Сержант Крылова заведовала снабжением отрядов продуктами, медицинская сестра Файмашина помогала раненым. За проявленное мужество и героизм ряд сотрудников представлен к государственным наградам. Заслуги Михаила Докшина отмечены орденом Отечественной войны I степени.

В начале июля немцы, разведав, что в Пинске нет воинских частей, а защищают его только милиционеры, усилили натиск регулярными войсками с применением танков. Когда ряды защитников города значительно поредели, было решено отступить. Однако одна группа из сотрудников милиции и НКВД осталась в тылу врага.

Телефон доверия
#моямилиция