www.mvd.gov.by

Служим Закону, Народу, Отчизне!

220030, Минск
ул. Городской Вал, 4

Круглосуточный
единый номер: 102

Государственная автоинспекция

Гражданство и миграция

Административные процедуры

Учебные заведения

Главное управление по наркоконтролю и противодействию торговле людьми

Главное управление охраны правопорядка и профилактики

8 мая 2015И десантник, и радист…

Война уготовила первому начальнику штаба МВД немало испытаний Юность полковника внутренней службы в отставке Михаила Михайловича Серебрякова пришлась на тяжелые годы военного лихотетья. После смерти отца ему предстояло стать надежной поддержкой и опорой для матери и трех сестер, но судьба распорядилась по-своему. В 1943-м парня из пензенского села отправили на фронт, не удалось ему вернуться на родину и после Великой Победы.

Вся дальнейшая жизнь будущего офицера органов внутренних дел была связана с Беларусью.

Между землёй и небом
А родился Михаил Михайлович в селе Малая Сердоба Пензенской области 21 ноября 1925 года. Глава семьи ушел из жизни в 1940 году после тяжелой болезни в 37-летнем возрасте. С тех пор все домашние заботы легли на плечи матери, от зари до зари трудившейся в колхозе…

- Перед отъездом в Саратов, где отцу предстояла операция, он собрал всех близких, чтобы попрощаться, - вспоминает ветеран. - Мне наказал: «Сын, имей в виду: ты остаешься единственным мужчиной в семье. Тебе надо учиться…» Жили тяжело, помогало небольшое подсобное хозяйство, огород. Когда началась Великая Отечественная война, я работал в колхозе, а старшую сестру Марию направили на один из пензенских военных заводов, выпускавших боеприпасы для армии. Осенью 1941 года, когда перешел в девятый класс, началась кампания по набору добровольцев для строительства противотанковых сооружений в Поволжье. Так я вместе с другими сверстниками, а также тетей и дедушкой оказался в Саратовской области около города Петровска. Вооружившись лопатами, кирками и ломами, дети, женщины и старики копали многокилометровый ров шириной семь и глубиной три метра, который должен был стать непреодолимым препятствием для техники противника. Трудились без выходных, только пару раз устраивали банные дни. Ночевали по шесть-восемь человек в домах у местных жителей, спали на полу на соломе. Выходили на работу затемно и возвращались в сумерках, а морозы той зимой стояли лютые…

Приехав домой в марте 1942 года, юноша закончил девятый класс. После учебы до глубокой осени работал в колхозе учетчиком тракторной бригады.

- Поля там огромные, лесов нет, климат жаркий, - добавляет Михаил Михайлович. - Приходилось под палящим солнцем с саженным шестом обходить угодья, чтобы измерить, кто сколько гектаров засеял, убрал. Работал и помощником комбайнера. А каким удовольствием для мальчишек было прокатиться до железнодорожной станции на машине, на которой к составу подвозили собранный урожай! Осенью перешел в десятый класс, а в феврале 1943-го получил повестку. Слез было, конечно, много, всё же уходил на войну… На протяжении нескольких месяцев проходил подготовку в военно-пехотном училище, находившемся в городе Сенгилее Ульяновской области. Впоследствии часть курсантов направили на фронт, а остальных - на формирование ВДВ.

Таким образом Михаил Серебряков оказался в 13-й гвардейской воздушно-десантной бригаде, дислоцировавшейся в городе Щелково Московской области. Основной упор при подготовке делали на изучение радиодела, азбуки Морзе и, конечно, отработку навыков прыжков с парашютом (днем и ночью, с оружием и без). Десантников часто поднимали по тревоге, вывозили на ближайший аэродром и забрасывали в тыл, до последнего момента не сообщая, где и какое задание предстояло выполнить.

- Как-то мой товарищ подобным образом очутился под Киевом, под носом у немцев, - говорит Михаил Серебряков. - В момент высадки десантники должны были ориентироваться на горящий стог сена, а когда долетели до предполагаемого места назначения, таких точек, разбросанных на десятки километров, оказалось очень много. Помню, как самому было страшно вначале прыгать с парашютом - в качестве тренировки для этих целей использовались аэростаты. На каждом таком полете присутствовали сотрудники, которые помогали начинающим десантникам сделать первый прыжок - мы их еще называли «вышибалами». Однако некоторые новобранцы так и не решались на этот шаг, даже несмотря на грозившее за отказ выполнить приказ наказание. Кроме того, постоянно совершались 10 - 20-километровые марш-броски. Однажды при полной выкладке преодолели 38 км - кто-то не выдерживал, обессиленно падая на землю недалеко от части...

«Пехота! Жить охота?»
Впоследствии многие воздушно-десантные бригады начали переформировывать в общевойсковые части и соединения. Так Михаил Михайлович оказался в составе 103-й гвардейской стрелковой дивизии, где его назначили радиотелеграфистом и присвоили звание старшего сержанта. Некоторое время войска находились в Орше, Быхове, а затем были переброшены на запад.

- В Беларуси мне воевать не пришлось, зато участвовал в боевых действиях на территории Польши, Венгрии и Чехословакии, - продолжает ветеран. - Несмотря на все испытания, которые довелось преодолеть в десантных войсках, понял, что в пехоте еще сложнее. Особенно страшно было идти в атаку, когда приходилось бежать по чистому полю, а в тебя неведомо откуда стреляли... А ведь в этот момент с товарищем еще несли с собой восьмикилограммовую радиостанцию, связанную с десятикилограммовым блоком питания. Помню, как форсировали Дунай. Ночью шел дождь и мокрый снег, а мы не могли не то что жечь костры, дабы хоть как-то согреться, но даже закурить, чтобы не выдать наших позиций. Сильный ветер бросал легкий понтонный мост в разные стороны - метрах в десяти от меня, потеряв равновесие, под воду ушли две повозки с лошадьми и седоками. Тогда поступила команда передвигаться по настилу ползком. Выполнили…

За участие в развернувшихся на территории Венгрии в 1945 году ожесточенных боях Михаил Серебряков был награжден орденом Красной Звезды. Там же он получил тяжелое ранение и оказался в госпитале.

- Выходили из окружения, - рассказывает ветеран. - На рассвете полк двигался ускоренным маршем, уставших бойцов то и дело окрикивали артиллеристы: «Пехота! Жить охота? Посторонись!» Проселочная дорога была загружена военной техникой, грузовиками, теснившими к обочине солдат. В этот момент в небе показалось несколько немецких штурмовиков, которые на бреющем полете принялись расстреливать колонны советских войск. Стремясь укрыться от огня противника, лошади с повозками рванули в разные стороны, прибавили газу и грузовики, один из которых неожиданно зацепил меня за ремень, протащив по брусчатке. Я потерял сознание, а очнулся уже в 20 метрах от дороги. Рядом никого не было, всё тело болело. Вдруг заметил приближающуюся машину и сумел только поднять руку, чтобы попросить о помощи. Проезжавший мимо офицер доставил меня в военно-полевой госпиталь, где я находился около месяца, после чего снова прибыл в свой полк. В его составе освобождал Братиславу. Победу встретил в 20 км от Праги.

Залог успеха - сплочённый коллектив
После войны дивизия вернулась в Венгрию, где находилась до лета 1946 года, затем была переведена в Рязань, а в начале 1947-го - в Полоцк. Там войска вновь преобразовали в воздушно-десантные, где старший сержант Серебряков продолжал нести службу писарем, обучал молодое пополнение основам военной подготовки.

- Наступил 1950 год, демобилизация, - отмечает М. Серебряков. - К тому времени я уже семь лет отслужил в армии, поэтому с нетерпением ждал момента, когда смогу вернуться домой. Но меня пригласили в политотдел дивизии и предложили остаться в армии на должности заместителя командира роты по политчасти либо пойти на работу в органы госбезопасности. Конечно, было сложно на это решиться - мама бесконечно писала письма, звала на родину. Тем не менее, дал согласие на службу в Беларуси, но с условием прежде предоставить отпуск. В течение месяца жил дома, помогал близким по хозяйству и уже никуда не хотел уезжать, когда получил телеграмму с требованием срочно вернуться. С августа 1950-го работал следователем следственного отдела УМГБ Полоцкой области, в 1952 - 1954 гг. - следователем особой инспекции МГБ БССР, получил звание младшего лейтенанта госбезопасности. После организационно-кадровых преобразований многие офицеры были переведены в аппарат МВД БССР, где с марта 1954-го я начал работать в отделе кадров. В 1960 году заочно окончил юридический факультет БГУ.

Михаил Михайлович трудился помощником Министра внутренних дел, руководителем организационно-методического и оргинспекторского отделов, заместителем и начальником оргинспекторского управления, более десяти лет возглавлял штаб, который неоднократно признавался лучшим в системе аналогичных подразделений МВД СССР.

- Работа была, конечно, тяжелая, но я многому научился за это время, - убежден Михаил Серебряков. - Меня постоянно окружали хорошие, порядочные люди - как старшие по званию и должности, так и подчиненные. В нашем коллективе никогда не было ссор, раздоров, только слаженная и дружная работа, что позволило достичь весомых результатов. Например, удалось сосредоточить в одном месте все руководящие приказы министерства, создать справочную картотеку и юридическую службу, спецбиблиотеку секретной литературы, организовать выпуск сборника по обмену опытом оперативной и следственной работы, проводить оперативно-тактические учения с руководящим составом горрайорганов внутренних дел.

В 1981 году опытного юриста пригласили на работу в Совет Министров, где он в течение ряда лет курировал деятельность МВД, а после трудился в центральном совете Белорусского добровольного пожарного общества. Находясь на заслуженном отдыхе, Михаил Михайлович часто приезжал на родину - знакомился с экспозицией местного музея, посвященной памяти земляков - участников Великой Отечественной войны, выступал перед учащимися школы, которую сам когда-то заканчивал. Однако годы берут свое… Ушли из жизни близкие люди, с радостью встречавшие ветерана в отчем доме, да и здоровье уже не позволяет совершать дальних поездок. Поэтому всё внимание Михаил Серебряков сегодня уделяет дочерям, ставшим его самой большой гордостью, успехам которых ветеран безгранично рад. Ирина Михайловна в недавнем прошлом - подполковник милиции, доцент кафедры конституционного и международного права Академии МВД; Людмила Михайловна долгое время работала в Национальной академии наук, а сегодня преподает в БГУ.

Вероника ГЕРЕГА-ФИЛИПОВИЧ, "На страже"
Фото из личного архива
М. М. Серебрякова.

Телефон доверия
#моямилиция