www.mvd.gov.by

Служим Закону, Народу, Отчизне!

220030, Минск
ул. Городской Вал, 4

Круглосуточный
единый номер: 102

Государственная автоинспекция

Гражданство и миграция

Административные процедуры

Учебные заведения

Главное управление по наркоконтролю и противодействию торговле людьми

Главное управление охраны правопорядка и профилактики

30 апреля 2015Из бойцов правопорядка - в солдаты войны

В прошлом номере «НС» была опубликована первая часть интервью с председателем республиканского совета Белорусской общественной организации ветеранов ОВД Органы внутренних дел и ВВ Внутренние войска генерал-лейтенантом внутренней службы в отставке Виктором ПИСКАРЁВЫМ, которое приурочено к 70-летию Великой Победы. Сегодня завершаем эту беседу на историческую тему.

- 8 июля к Турову, который тогда был райцентром, подошли фашисты, но были встречены огнем красноармейцев и бойцов истребительного батальона. Смертью храбрых погибли начальник паспортного стола Бакун, милиционер Щекотович, а раненый оперуполномоченный Миненко, отправленный в госпиталь, нашел в себе силы вновь вернуться в строй, - рассказывает Виктор Алексеевич. - Дважды Туров переходил из рук в руки. Оперативная группа под командованием Крымова из сводного отряда сотрудников госбезопасности и органов внутренних дел Пинской области, который принимал участие в обороне Турова, умело вела разведку в тылу врага, выводила из строя линии связи, совершала диверсии в местах расположения немецких войск. Позже вокруг этой группы сформировался партизанский отряд, который возглавил начальник Туровского райотдела Н. Голиков. В составе отряда эффективно действовала опергруппа под началом сотрудника милиции М. Марченко.

В начале июля бойцам Мозырского истребительного батальона под командованием начальника уголовного розыска УНКВД Полесской области Виктора Никитина удалось подстрелить вражеский бомбардировщик. К месту его посадки выбыли милиционеры и без единого выстрела сумели взять в плен экипаж самолета во главе с офицером, награжденным «Железным крестом». А рота под командованием помощника оперуполномоченного уголовного розыска Павла Касьянчика отличилась при разгроме фашистского десанта. Гитлеровцы, переодетые в форму сотрудников НКВД, приземлились в лесу возле деревни Булавки Калинковичского района. Диверсанты планировали натворить немало бед, но метким огнем бойцов истребительного батальона большая часть их была уничтожена, а 20 автоматчиков милиционеры взяли в плен. В середине июля к бойцам истребительного батальона примкнули сотрудники Вороновского райотдела во главе с оперуполномоченным Субботиным.

Отдельной строкой следует выделить подвиг милиционеров при обороне Гомеля. 27 июля было сформировано народное ополчение, в составе которого храбро сражалась рота под командованием майора милиции Дмитриева. Туда зачислили сотрудников НКВД Белостокской, Гродненской и Брестской областей. В районе деревни Поколюбичи против ополченцев, вооруженных винтовками, гитлеровцы бросили артиллерию, пулеметы и даже авиацию, но пробить брешь в обороне так и не смогли.

В этом бою отличились милиционеры В. Бондарев, А. Смирнов, К. Ахраменко, В. Ермоленко, Е. Лобович, Н. Зайцев, М. Сёмочкин и другие.

Когда в августе 1941 года руководство республики приняло решение о создании 53-го стрелкового полка НКВД из числа бойцов истребительных батальонов, милиционеров и воинов внутренних войск, то инспектировать его приехали секретарь ЦК КПБ Г. Эйдинов, председатель СНК Н. Авхимович и нарком внутренних дел А. Матвеев. Они убедились в боеготовности полка. Поскольку его комплектовали на базе пионерлагеря Ченки, то закрепилось неофициальное название «Ченковский полк». Командиром был назначен бывший начальник штаба Белостокского полка внутренних войск НКВД А. Калинычев, а комиссаром - политработник А. Сербантов. В последующем Андрей Семенович стал заместителем Министра внутренних дел, с 1954-го по 1961 годы возглавлял УВД Минской области. Полк объединил три тысячи бойцов. Имея на вооружении стрелковое оружие и 80 автомобилей, батальоны оперативно выезжали на уничтожение вражеских десантов, обеспечивали порядок в тылу Красной Армии. Когда под натиском превосходящих сил противника пришлось оставить областной центр, полк переправили на шоссе Гомель - Чернигов, где недалеко от Конотопа бойцы двое суток отбивали атаки фашистских танков и автоматчиков, стремившихся завладеть переправой через реку Сейм. Гитлеровцы так и не смогли ее взять, но и защитники моста понесли большие потери. Погиб командир батальона И. Осадчий. Принявший этот участок обороны командир дивизии генерал Лелюшенко горячо благодарил милиционеров за стойкость и мужество в защите стратегической переправы.

Последний бой «Ченковский полк» принял на подступах к Орлу, где он занял оборону. После авианалета гитлеровцы бросили на позиции защитников города танки, но даже эти орудия несколько часов не могли преодолеть линию огня. Фашисты атаковали, не считаясь с большими потерями, но воины полка стояли насмерть. В ожесточенных боях с оккупантами на пути от Гомеля до Орла полк покрыл себя неувядаемой славой. 150 его бойцов позже были откомандированы в Москву, где вошли в состав дивизии особого назначения, которой командовал генерал-майор К. Синилов. Более двух тысяч солдат полка положили свою жизнь на алтарь Отечества. И их подвиг требует более детального изучения и достойного увековечения.

- Вы лично были знакомы с Макаром Ивановичем Трояном. Расскажите, за что он был удостоен ордена Красной Звезды в августе 1941 года? Когда армия отступала, несла большие потери, казалось, было не до наград. Но руководство страны посчитало иначе.

- Макар Иванович прошел большую школу. Родился в Бобруйске в 1903 году, пять лет работал плотником на стройках, с 1925-го служил в 33-м артиллерийском полку в Могилеве, там же в 1928 году стал членом ВКП (б), вырос до младшего командира. С 1931 года в органах ГПУ, постигал премудрости оперуполномоченного в Могилеве, Мозыре, Лельчицах, возглавлял Копаткевичский, а затем и Паричский райотделы НКВД. Лейтенант госбезопасности сразу повысил требовательность к личному составу. Возросло число добровольных помощников, бригадмильцев, которые были наделены большими полномочиями: могли конвоировать арестованных, задерживать хулиганов, участвовать в обысках. Макар Иванович сплотил вокруг себя смелых, честных парней, желающих служить в милиции. Молодые стражи порядка Игнат Рудобелец, Федор Дайнеко, Роман Лепёшкин, Евтух Пищало, Виктор Попруга, водитель Яков Магелянский, участковый инспектор Антон Войтиков, оперуполномоченный уголовного розыска Емельян Драпеза, начальник паспортного стола Иван Козлов и другие стали убежденными помощниками руководителя райотдела.

Сообщение о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз уже на второй день войны подтвердили налетевшие гитлеровские стервятники. На Паричи, хотя здесь не было стратегических объектов, соседнюю деревню Козловка, машинно-тракторную странцию полетели вражеские бомбы, пришлось хоронить земляков. Когда Макара Ивановича Трояна назначили командиром истребительного батальона, то уже было известно, что гитлеровцы широко практикуют заброс шпионов и диверсантов. Гитлеровское командование сосредоточило на советско-германском фронте более 160 разведывательных, контрразведывательных и полицейских органов, создало 60 школ по подготовке диверсантов и шпионов. Макар Иванович не только обеспечил охрану предприятий и учреждений района, но и предметно занялся выявлением врагов, организовал разведку, достойное сопротивление оккупантам.

Выполняя постановление СНК СССР от 24 июня 1941 года, Троян вместе с руководством района, комиссаром Давидом Миндлиным, бывшим начальником Белостокского горотдела НКВД, сформировали истребительный отряд, в который вошли 80 человек. Наладив связи с частями третьей армии Западного фронта, аналогичными формированиями в Речицком, Бобруйском, Василевичском, Октябрьском районах, организовали сбор оружия на местах боев, решили проблему с вооружением и боеприпасами.

27 июня милиционеры впервые столкнулись с коварством врага. В деревне Стасевка кто-то поджег мост через Березину. В этот же день в Паричи въехал грузовик, в котором находись четыре командира Красной Армии. Капитан попросил переправить их на пароме через Березину: мол, им надо срочно попасть в Жлобин. Просьбу выполнили, но были шокированы, когда увидели, что переправившиеся «командиры» облили паром бензином и подожгли. Троян тут же связался с руководителями истребительного отряда в Щедрине. Однако задержать машину не удалось, диверсанты обстреляли бойцов, ранив одного из них. Связались с Жлобинским райотделом НКВД и беглецов задержали. Выяснилось, что при перестрелке в Щедрине милиционеры подстрелили одного из гитлеровцев, переодетых в красноармейскую форму. Так пресекли их попытку сеять панику, всячески нарушать коммуникации действующей армии. Кстати, Жлобинский истребительный батальон под командованием начальника райотдела Пушкарёва стал надежной опорой армейских частей в разведывательной работе. Боец Н. Микша проник в глубокий тыл врага, собрал важные данные, но на обратном пути был тяжело ранен, однако смог дойти до командного пункта и сообщить добытые сведения.

Во второй раз, когда в Шатилках задержали незнакомца в гражданской одежде, который отрекомендовался подполковником Красной Армии, действовали более осмотрительно. Вызывало подозрение то, что начальник штаба полка пробивается из окружения в одиночку. Когда Макар Иванович побеседовал с ним, то подозрения еще больше усилились: говорит с акцентом, путает названия населенных пунктов, отказывается идти к своим. Передали сомнительного офицера армейской контрразведке в Речице. Там выяснилось, что бойцы батальона обезвредили матерого немецкого шпиона.

Макар Иванович Троян настойчиво учил подчиненных, что батальон «слеп и глух», если не мобилизовать патриотов, не поднять на должный уровень разведку. Командир поручил подобрать надежных ребят. Одним из них оказался Николай Липский. Под удобным предлогом паренек проник в Бобруйск, где обнаружил возле крепости и в авиагородке немецкие танки и бронемашины. О количестве солдат можно было судить по работе передвижных кухонь. А их разведчик насчитал 12. Собранные сведения были переданы командиру ближайшей армейской части.

В деревне Глубова Рудня разведчики захватили в плен двух немцев, в качестве трофеев достались две винтовки и два пистолета. «Языки» стали источником ценной информации для дивизии генерала Судакова, готовившей контрудар в направлении Бобруйска.

4 июля 1941 года работавшая на узле связи телефонистка, которой поручили сообщать руководству истребительного батальона сведения о передвижении гитлеровских войск, информировала, что в сторону деревни Шатилки выдвинулись три вражеских бронемашины. Вместе с армейским взводом разведки, который имел в своем распоряжении два автомобиля и две пушки, Троян организовал засаду, примерная схема которой изображена Макаром Ивановичем в воспоминаниях. Максим Колесник из деревни Ракшин доложил, что немецкие бронетранспортеры проследовали в деревню Чирковичи. В это время на болотной речушке милиционеры разобрали мост, а в тылу деревни красноармейцы установили пушку. Когда одна из бронемашин была подбита, немцы подцепили ее на буксир и попытались вернуться в Паричи. Однако возле разобранного моста увязли в болоте. К сожалению, у милиционеров не было возможности вытащить брошенные броневики, пришлось взорвать их на месте.

На следующий день для выяснения обстоятельств гитлеровцы выслали четыре броневика, но их постигла та же участь. Правда, в этот раз удалось вызволить из трясины две машины. Одну передали Речицкому истребительному батальону, которым командовал Макар Турчинский, а вторую использовали для проведения своих операций.

Особо отличились бойцы батальона 18 июля 1941 года, сорвав вместе с красноармейцами попытку гитлеровцев захватить переправу на Березине и выйти в тыл частям Красной Армии.

Когда фашисты попытались преодолеть переправу у деревни Бельча, их встретили огнем бойцы истребительного батальона во главе с участником штурма Зимнего дворца Егором Тризной. Десять немцев полегли в том бою, но и командир группы погиб смертью храбрых. Отомстить за героя гражданской войны подчиненные Трояна смогли на второй день, когда, закрасив свастику на захваченном броневике, водрузив красный флаг, вместе с частями дивизии генерала Судакова освободили Паричи и гнали оккупантов до самого Бобруйска. Однако на подступах к городу развернулись тяжелые бои. Через неделю пришлось отступить.

Благодаря патриотизму и самоотверженности милиционеров оккупанты с первых дней почувствовали, что белорусы не намерены им покориться. На дорогах взлетали в воздух автомобили с немецкими солдатами, фашисты и их прислужники всё чаще попадали под огонь народных мстителей. Значит, стали действовать группы, специально засланные в тыл врага 14 партизанских отрядов, объединивших около 1200 человек, в том числе более 620 работников милиции. В Могилеве июля 1941 года группу из 11 офицеров НКВД, направляемую в Туровский район, проинструктировали лично Климент Ворошилов и первый секретарь ЦК КПБ Пантелеймон Пономаренко.

В Паричском районе партизанский отряд возглавил бывший начальник паспортного стола Иван Козлов, под начало которого поступили и 20 бойцов истребительного батальона. Расположившись на заранее подготовленной базе, народные мстители проводили диверсии, добывали разведданные о передвижении и дислокации гитлеровских войск. Однако фашисты выследили место базирования отряда и окружили деревню Ала.

В неравном бою партизаны пали смертью храбрых. Фашисты схватили милиционеров, пытавшихся создать новый отряд. Палачи пытали патриотов, переломали им ребра, кости рук и ног, но так и не добились покаяния и предательства. В бессильной злобе оккупанты расстреляли Антона Войтикова, Игната Рудобельца, его жену и двухлетнюю малютку-дочь. Чуть позже от рук палачей погибли и Федор Дайнеко, Виктор Попруга, Евтух Пищало.

6 августа 1941 года Президиум Верховного Совета СССР за доблесть и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, наградил орденом Красной Звезды Макара Трояна и Игната Рудобельца (посмертно), комиссара Давида Миндлина, секретаря парто-рганизации батальона Михаила Дудко и его заместителя Емельяна Драпезу. Командир отряда Николай Тризно, погибший в бою, был удостоен ордена Красного Знамени, как и старший лейтенант милиции Петр Казаков, возглавлявший Пинский истребительный батальон. Обнаружив в окрестностях города фашистскую диверсионную группу, бойцы под его руководством умело выследили, окружили и уничтожили врагов.

Всего этим указом 45 бойцов и командиров истребительных батальонов были награждены орденом Ленина, 840 - орденом Красного Знамени, 242 - орденом Красной Звезды, 149 - медалью «За отвагу», 61 - медалью «За боевые заслуги». Ордена Красного Знамени удостоился и командир Речицкого партизанского отряда Макар Турчинский, во взаимодействии с которым бойцы М. Трояна у деревни Дуброва 8 июля 1941 года уничтожили семь бронемашин, а три захватили в качестве трофеев. Командир партизанского отряда «Красный Октябрь» Федор Павловский, комиссар Тихон Бумажков и секретарь Октябрьского райкома партии, с которыми Макар Иванович разработал тактику заманивания оккупантов в непроходимые места, так успешно применили ее, что 23 июля 1941 года в деревне Оземля вывели из строя и захватили 18 танков и 35 автомашин, большое число мотоциклов и велосипедов, уничтожили личный состав штаба немецкой дивизии. За этот подвиг Тихон Бумажков и Федор Павловский удостоены звания Героя Советского Союза, а группа сотрудников НКВД отмечена орденами и медалями. Они не только не покорились фашистам, но и выбили их с территории района, создав свободные от оккупации зоны.

В августе 1941 года часть Паричского истребительного батальона передислоцировали в Василевичи. Другая была оставлена для организации партизанского движения. В лесном массиве заранее подготовили базу с запасами продовольствия, обмундирования и боевого снаряжения.

В сентябре 1941 года М. И. Троян был отозван в Москву. 4 октября герой войны удостоился особой чести: получил орден Красной Звезды из рук всесоюзного старосты Михаила Ивановича Калинина. Этот момент попал в объектив корреспондента. Снимок и награды героя хранятся в Белорусском музее истории Великой Отечественной войны. Такой же чести удостоился и Андрей Матвеенко, командир роты мотострелкового полка НКВД, который принимал участие в обороне Пинска. Позже Андрей Андреевич отличился в боях под Москвой, прошел всю войну, затем, будучи преподавателем военного училища, приезжал в Пинск, где оставил свои воспоминания.

- А как сложилась судьба Трояна в дальнейшем?

- Руководство НКВД, стремясь сохранить кадры для правоохранительных органов республики, эвакуировало наиболее опытных офицеров в разные города Советского Союза. Макар Иванович работал в милиции Туркменистана, участвовал в борьбе с басмачеством. В 1943 году с началом освобождения Беларуси был откомандирован в Могилев, где его назначили начальником отделения второго отдела управления НКВД, затем майор возглавлял Славгородский райотдел.

В сентябре 1944 года ЦК Компартии Беларуси принял постановление о назначении представителей СНК БССР при уполномоченных Польского Комитета национального освобождения на территории республики по эвакуации польского населения из Беларуси в Польшу. Первому секретарю Столбцовского райкома партии Владимиру Зеноновичу Царюку было поручено возглавить главное представительство СНК БССР, в состав которого вошли 14 человек, в том числе Павел Альшев из НКГБ и Николай Елисеев из НКВД Беларуси. Этим постановлением Макар Троян был откомандирован в Брест и назначен председателем совета по эвакуации.

Чем конкретно занимались эти комиссии? Ответ удалось выяснить лишь недавно, когда следопыты в Национальном архиве нашли соответствующие документы. Правительство создало такие комиссии в Гродно, Барановичах, Пинске, других городах, где с определением новой границы с Польшей требовалось решить множество вопросов. До войны Белосток, к примеру, входил в состав Беларуси, а теперь стал польским городом. Надо было помочь вернуться на родную землю тем белорусам, которые пожелали жить под юрисдикцией БССР. И наоборот, оказать содействие полякам, желающим переселиться в Польскую Народную Республику. Руководитель совета помогал решать и массу других проблем, в том числе и по выявлению предателей, бывших прислужников фашистского режима. В помощь были назначены Герой Советского Союза полковник Сергей Георгиевич Жунин (бывший командир партизанской бригады стал заместителем М. Трояна), а также - представитель НКВД БССР Николай Сергеевич Грушевский, который хорошо владел польским языком.

В 1946 году почетная миссия завершилась, и Макара Ивановича откомандировали в Хойники начальником райотдела МГБ. Трудное было время. После разгрома фашистов их пособники стали промышлять разбоями и грабежами. О заслугах Трояна в борьбе с бандитами, агентурой вражеских спецслужб, дезертирами и уклоняющимися от службы в Красной Армии свидетельствуют награды. Макар Иванович стал кавалером двух орденов Красной Звезды, а также «Знак Почета», Красного Знамени и ордена Ленина. В 1954 году его, как и многих других офицеров органов госбезопасности и внутренних дел, направили поднимать народное хозяйство. До 1960 года М. Троян возглавлял строительный отдел Мозырского райисполкома, с 1966 года работал в военно-строительной организации. И на новом поприще проявилось его умение организовать дело с наибольшей эффективностью. Деловитость, внимательное отношение к людям снискали ему уважение среди жителей города и района. Земной путь Макара Ивановича оборвался 5 июня 1968 года в Мозыре. Здесь он и похоронен. Недавно на его могиле установлен новый памятник, о его жизни и деятельности оформлен материал в уголке истории Мозырского РОВД Районный отдел внутренних дел, увековечена память о герое войны в областных музеях УВД и управления КГБ.

- Виктор Алексеевич, сотрудников органов внутренних дел, как правило, не призывали в ряды Красной Армии, но вы уже упомянули, что многие милиционеры - защитники Заславля, Полоцка, Пинска, Гомеля позже стали красноармейцами, отличились в боях на фронтах Великой Отечественной войны. Не выпадают ли они из поля зрения ветеранских организаций?

- Нет, их имена не забыты. К примеру, милиционер линейного отдела на железнодорожной станции Орша Илья Янченко оказался в полковой разведке под Москвой, стал командиром отделения, знаменосцем 823-го стрелкового полка. Гвардии старшина воевал на Западном, Южном, 1-м, 3-м и 4-м Украинских фронтах. За проявленные мужество и бесстрашие награжден орденами Славы трех степеней. После войны Илья Платонович работал в Витебске мостовым обходчиком дистанции пути Белорусской железной дороги. Трудился, как и воевал. Орден Октябрьской Революции яркое тому подтверждение.

Высшей награды солдатского отличия - орденов Славы трех степеней были удостоены в прошлом командир ветеринарного взвода при Могилевском областном управлении милиции Никита Иосифович Перевозников и сотрудник Ворошиловского РО НКВД Минска Николай Захарович Асмыкович. Ивана Федоровича Шевцова война застала в должности участкового уполномоченного Белыничского РО НКВД. В бою с диверсантами в июле 1941 года был ранен. После лечения стал красноармейцем 145-й стрелковой дивизии Калининского фронта. Позднее курсант артиллерийского училища, командир взвода 158-го гвардейского полка воевал на первом Украинском фронте. Участвовал в освобождении Праги. Боевые подвиги Ивана Федоровича отмечены орденами Красной Звезды, Отечественной войны I степени, медалями «За освобождение Праги», «За победу над Германией» и другими. После войны офицер продолжил службу в Белыничском отделе милиции и завершил ее старшим следователем.

Милиционер Кричевского райотделения Яков Пименович Чекулаев в составе мотострелкового полка войск НКВД с октября 1941 года участвовал в обороне Москвы, а в 1942 году был направлен в оперативно-чекистскую группу НКВД, действующую в Витебской области. По возвращении из боевого рейда по вражеским тылам до 1943 года служил в рядах московской милиции. После освобождения Беларуси снова вернулся в Кричевский райотдел.

В обороне столицы участвовал и милиционер из Могилева Василий Прокофьевич Горпинюк, который впоследствии был отозван с фронта и направлен на работу в столичную милицию.

Сотрудника линейного отдела на станции Брест Пимона Антоновича Бодунова война застала на курсах в Пинской школе среднего начсостава милиции. Добровольцем ушел на фронт. Воевал в 13-й гвардейской дивизии Сталинградского фронта. Гвардии красноармеец Бодунов отличился не только при обороне Сталинграда, но и при штурме Шпандау и Бранденбурга, а также при ликвидации группировки гитлеровцев в ряде других районов Германии. Командир отделения орудийного расчета Пражской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова бригады прямой наводкой подбил два бронетранспортера и три автомашины с фашистами, лично взял в плен десять немецких солдат и офицера, за что отмечен орденом Отечественной войны II степени, медалью «За боевые заслуги» и другими наградами. После Победы служил оперуполномоченным в ЛОВД на станции Могилев.

Милиционер этого же отдела Евгений Тимофеевич Трифонов воевал на Кавказе, а после войны - снова в белорусской милиции. Завершил карьеру в должности старшего оперуполномоченного линейного отделения милиции на станции Жлобин. Награжден орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги», ведомственными знаками отличия.

При взятии Берлина одним из первых в нацистскую рейхсканцелярию вошел Георгий Васильевич Аксёнов, довоенный начальник Костюковичского райотдела милиции. В Красную Армию он был направлен НКВД СССР в сентябре 1941 года на должность начальника отделения оперативного отдела 3-й Ударной армии. Его заслуги отмечены орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, Красного Знамени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией».

На шестой день войны ушел на фронт участковый уполномоченный Жлобинского райотдела милиции Сергей Пономарёв. В первых же боях был ранен. После госпиталя с ноября 1941 года прошел путь от старшины роты противотанковых ружей до командира батальона. Особо отличился при освобождении Польши, за что майор был удостоен звания Героя Советского Союза. После Сергей Александрович руководил комендатурами советской военной администрации в ряде немецких городов. В сентябре 1948 года стал старшим оперуполномоченным в Бобруйском горотделе МГБ, а с 1950 года работал в системе ИТУ Бобруйской области.

Сотрудник органов внутренних дел Андрей Ефремович Писаренко службу проходил с 1932 по 1935 годы на Полотчине и Гомельщине. Великую Отечественную встретил в Западном особом военном округе. Затем служба в ВВС Московского военного округа, Брянский фронт... Командуя ротой, лейтенант отличился в конце сентября 1943 года в бою за село Ротичи Чернобыльского района. Фашисты бросили против бойцов пехоту и танки. Командир получил тяжелое ранение, потерял зрение, но позицию не оставил. После долгого лечения Герой Советского Союза, кавалер орденов Ленина и Александра Невского лейтенант в отставке А. Писаренко вернулся в БССР.

Заместитель начальника Белостокской тюрьмы № 10 Семен Ефимович Степук на фронте с 1941 года. После курсов стал командиром разведывательного взвода, заместителем, командиром роты. В 1943 году при форсировании Днепра умело захватил плацдарм и отразил десять атак гитлеровцев, за что удостоен звания Героя Советского Союза. С 1946-го по 1960 годы Семен Ефимович снова в системе МВД, службу завершил в рядах областной милиции.

Непревзойденный рекорд установил в 1983 году участковый инспектор Витебского РОВД Районный отдел внутренних дел Иван Леппо. С декабря 1944 года и до выхода на пенсию офицер обеспечивал порядок на территории Октябрьского сельсовета. Как же удавалось почти 40 лет быть на высоте положения, где он брал силы для ежедневной борьбы со злом?

Истоки мужества - в юности Ивана. Ему не исполнилось и 18 лет, когда гитлеровцы оккупировали Лиозненщину. Для фашистов район имел стратегическое значение - здесь проходили железная дорога и автомобильное шоссе, по которым шло снабжение. Поэтому в каждом населенном пункте вдоль транспортных артерий оккупанты создавали комендатуры, управы, поручали им охрану коммуникаций.

В начале 1942 года вместе с другими патриотами деревни Осиповщина паренек стал бойцом отряда «Моряк» прославленной бригады Алексея Данукалова. Освоив минерное дело, вошел в группу подрывников и уже к лету 1943 года записал в актив подрыв восьми поездов. Был награжден медалью «Партизану Отечественной войны» II степени, а затем и орденом Красной Звезды. После освобождения Витебщины партизана без колебаний зачислили на службу в милицию. И для участкового уполномоченного открылся второй фронт. В конце карьеры офицер добился того, что подконтрольная территория получила звание «Участок образцового общественного порядка».

В заключение еще раз подчеркнем, что самоотверженная борьба сотрудников милиции с оккупантами в июне-июле 1941 года, подвиги в тылу врага и на фронтах в значительной мере способствовали срыву планов гитлеровского командования о завершении молниеносной войны в две недели. Вместе с частями Красной Армии, формированиями народного ополчения истребительные батальоны, милицейские полки внесли весомый вклад в разгром врага. Однако многие подвиги пока остаются безымянными.

На шестой день войны неизвестный лейтенант подбил четыре немецких танка на станции Красное Знамя и освободил железнодорожный путь на Борисов. И лишь 40 лет спустя следопыты узнали, что этим героем был Сергей Коптев, которому здесь установлен памятник. Благодаря кропотливому труду ветеранов Марата Гудзика, Александра Гумена, Василия Бурина, Александра Клягина, Николая Вейса, Татьяны Алпатовой при поддержке заместителя начальника Брестского УВД Александра Ковалевича и председателя областного совета ветеранов Георгия Длюбарского восстановлены более 150 имен сотрудников и воинов, погибших при исполнении служебного и воинского долга, изданы уникальные Книги памяти. Аналогичную работу надо активизировать в преддверии 100-летия белорусской милиции и внутренних войск и на Витебщине, Гомельщине, Могилевщине.

Мы в неоплатном долгу перед героями белорусской милиции, которые сражались с врагом на фронтах Великой Отечественной войны. А. Олесик, бывший участковый Малоритского райотдела, совершил подвиг 23 января 1942 года в составе диверсионной группы 10-й армии. Личный состав Заславского РО НКВД участвовал в обороне Москвы, а коллеги из Вилейки, Гомеля, Слонима занесены в списки героических защитников Сталинграда.

Республиканский совет Белорусской общественной организации ветеранов ОВД Органы внутренних дел и внутренних войск выражает благодарность всем активистам, которые проявляют неустанную заботу об увековечении памяти о стражах порядка, покрывших себя неувядаемой славой в борьбе за свободу, честь и независимость нашего Отечества, о развитии славных традиций в охране общественного порядка и профилактике преступности. Это на их пожертвования на здании МВД появился барельеф последнему наркому и первому Министру внутренних дел Сергею Саввичу Бельченко. Благодаря их стараниям по всей республике установлены мемориальные знаки в память о тех, кто в первые дни и на протяжении долгих лет войны показал: оккупантам никогда не добиться, чтобы патриоты склонили перед ними головы. На поиск, следопыты! Не должно быть безымянных героев.

Беседовали Михаил РОЗУМ, Николай ГУБСКИЙ.
Фото из архивов М. И. Трояна и авторов.

Телефон доверия
#моямилиция