18 февраля 2017Начальник угро

По данным органов госбезопасности, к лету 1944–го на территории БССР действовало свыше 35 тысяч вооруженных боевиков коллаборационистских организаций — Белорусской независимой партии, Белорусской краевой обороны, Союза белорусской молодежи и других. Осели здесь и более 20 тыс. бандитов польской Армии Крайовой, многочисленные участники организаций украинских националистов и повстанческой армии, литовского антисоветского подполья. Кроме того, после разгрома витебской, бобруйской и минской группировок фашистских войск в лесах, по неточным сведениям, скрывались около 30 тыс. гитлеровцев... Со всем этим в первые послевоенные годы боролась и белорусская милиция. Оперативную обстановку осложняли большое количество трофейного оружия, попадавшего в руки преступникам, массовая миграция населения, возвращавшегося из Германии и эвакуации, служившая прикрытием для разного рода бандитов. В этот период под особым вниманием руководства МВД была работа уголовного розыска. Расскажем об одном из сотрудников угро.

Справка «СБ»

Николай Жигальцов в 1943 — 1947 годах — замначальника уголовного розыска Гомельской области, в 1948 — 1960 гг. — начальник угро Брестчины.

Николай Жигальцов решительно захлопнул серую твердого картона папку. «Все. Мы свое дело сделали. Теперь дело за судом, — он туго затянул тесемки. — Всем спасибо. Отлично сработали». Обычного оживления среди подчиненных по поводу удачного финала не было. Все пятеро оперативников молчали, уставившись в пол. Молчал и Жигальцов, не мог найти подходящих слов. Да и что говорить. Все эти годы он был у них на виду. Не лукавил, не перекладывал ноши начальника угрозыска на других, не прятался за спинами ни от грозного начальства, ни от оружия преступника.

Офицер попытался улыбнуться: «Давайте–ка повеселее. Подумаешь, начальник на пенсию уходит. А сейчас — отдыхать». Он пожал руку каждому, проводил всех из комнаты... Оставшись один, присел, откинулся на спинку стула. Привычным движением протянул руку к настольной лампе, и та послушно вспыхнула мягким светом... Да, 20 лет в уголовном розыске — не шутка. Плюс годы войны, там каждый за три. Да и первые послевоенные здесь, на Брестчине, легкими не назовешь. А сейчас что ж, время. Тяжеловато. Возраст, здоровье... И уходит он с чистой совестью.

Выдвинув ящик стола, Жигальцов достал небольшую коробочку. Тускло блеснули награды, среди них багрово выделялись пятиконечия двух боевых орденов Красной Звезды. Один он получил в сорок третьем за взрыв вражеского эшелона, второй — через 8 лет за ликвидацию банд оуновцев... Тишина, полумрак, царившие теперь в кабинете, настраивали на воспоминания.

* * *

Шерешевский фотограф заметно взволновался, когда рано утром к нему домой зашел милиционер и предложил пройти в отдел. По пути заглянули в мастерскую, взяли старенькую камеру. Милиционер подхватил тяжелую треногу, а фотограф осторожно упаковал сам аппарат. Осмелев, спросил у молчаливого сопровождающего:

— Извините, а для чего все это?

— Там скажут.

Начальник отдела уголовного розыска подполковник милиции Н.Н.Жигальцов проводит политзанятия с личным составом отдела (1956 г.)

Фотограф кивнул, словно получил полное разъяснение. Впрочем, больше размышлять времени не было — они пришли. Гостя провели прямо в кабинет начальника, но навстречу из–за стола поднялся не он, а незнакомый коренастый мужчина.

— Я — начальник уголовного розыска области, — представился Жигальцов. — Извините за беспокойство, но очень нужна ваша помощь.

Такое начало успокоило гражданина:

— Давно понял, что предстоит работа. Кого снимать? Кстати, вам повезло, мастеров такого класса, как я, сейчас немного. У меня снимались...

Начальник угрозыска перебил:

— Нужно выйти во двор. Там ждут.

— Пожалуйста, я готов. Снимок групповой?

— Да.

У стены стоящего во дворе сарая выстроились в шеренгу десять мужчин.

— Вот этих граждан нужно запечатлеть, — Н.Жигальцов помедлил, — для истории.

— Один момент, — подхватил мастер. Он быстро установил штатив, закрепил камеру и нырнул под черное покрывало. Театральным жестом снял колпачок, закрывающий объектив.

Начальник уголовного розыска управления милиции Министерства госбезопасности Витебской области Кузнецов проводит занятия с оперативным составом. 1950 г.

— Готово!

— Когда можно получить снимок? — спросил руководитель угро.

— Один час устроит?

— Вполне.

— Осмелюсь уточнить, — понизил голос фотограф, — а кто они?

Николай взглянул в лицо собеседнику:

— Бандиты.

Тут только гость и заметил милиционеров, стоящих во дворе с оружием наготове. Лицо у него вытянулось, ноги ослабли.

— Итак, через час? — повторил офицер.

В ответ лишь молча кивнули.

Через час начугро уже держал в руках снимок бандитов. Глядя на него, он еще раз мысленно перебрал все обстоятельства прошедшей операции. Нет, он не сделал ошибок, все прошло чисто.

* * *

А началась эта история с ночного звонка Николаю Жигальцову дежурного по управлению:

— Нападение на универмаг в Шерешево. Две группы на повозках. Была перестрелка.

Через четверть часа от управления отъехала старенькая полуторка.

В Шерешево узнали детали нападения. Сторожа универмага, припугнув, бандиты связали. Успели вынести много товаров, пока на шум не прибежал дежурный по райотделу Тарасюк. Открыл огонь, преступники — в ответ, но стреляли недолго, поспешили скрыться.

Оперативники шли по следу. В деревне Передельск председатель колхоза сообщил, что накануне злоумышленники связали конюха и забрали две повозки. Дальше следы терялись.

Заведующий магазином, причитая и охая, перечислял то, что украли. Двигаясь вдоль прилавка, он вдруг всплеснул руками:

— И серебряные часы забрали, — ткнул он пальцем в пустое место. — Дорогие. Люди придут, посмотрят и уходят. Долго лежали, на задней крышке даже черное пятно образовалось.

«Это уже интересно, нужно запомнить», — отметил про себя Жигальцов и спросил:

— Кто бы это мог быть, не знаете?

— Не знаю. Вы милиция, вы и ищите.

— Найдем, — хмуро ответил Н.Жигальцов. — А вы составьте список украденного.

Дальше был опрос десятков людей: кто что видел, слышал...

— Не может быть, чтобы никто ничего не мог сказать, — повторял Николай подчиненным. — Нужно только внимательно слушать, не упускать мелочей. Тогда и ухватимся за ниточку.

Следственно-оперативная группа после возвращения с места преступления. 1958 г.

И действительно, через несколько дней такая нить появилась. В деревне Грушево один из жителей показал, что время от времени на несколько дней исчезает местный паренек Мишка Игнатюк, уходит куда–то на хутора. Что он там делает, неизвестно.

Вроде ничего особенного, но нужно проверить. Жигальцов вызвал Игнатюка, попросил назвать знакомых парней окрестных хуторов. Тот назвал. И тут сотрудник задал вопрос, что называется, в лоб:

— А из чего они в лесу–то стреляли?

Игнатюк по инерции ответил:

— Так у Ясинского ружье есть и у других тоже, — и тут же испуганно прикрыл рот ладонью. Проговорился.

— Так, а чем они занимаются?

— Работают на хуторах.

— А на вечеринках что делаете?

Собеседник пожал плечами:

— Танцуем. Бывает, выпьем, у них денег много.

— Когда очередная вечеринка?

Игнатюк, помолчав, нехотя назвал дату и время.

К концу пьяного загула, когда многие повалились по лавкам, дверь распахнулась. Жигальцов мигом оказался возле восседавшего во главе стола Ясинского. Тот мутными глазами пытался разглядеть незнакомого человека и нащупать за поясом рукоятку револьвера. Николай подошел вплотную, резким движением выхватил оружие бандита. Подчиненные обезоруживали остальных, вывели на улицу.

— Который час? — насмешливо обратился Жигальцов к Ясинскому.

Тот потянулся к нагрудному карману пиджака и достал серебряные часы.

— Разрешите взглянуть? — тут и увидел Жигальцов на задней крышке серебряных часиков то самое черное пятно.

При обыске у группировок нашли оружие и множество товаров, похищенных и в шерешевском, и в других магазинах. Кстати, чтобы все это вывезти, понадобился целый грузовик.

Бандитов доставили в райотдел. Их–то и снимал потом ранним утром местный фотограф. А вскоре в отдел пришло известие: за ликвидацию банд Николай Жигальцов награжден вторым орденом Красной Звезды.

В публикации использован материал из книги «Белорусский уголовный розыск. 85–летию службы посвящается» автора–составителя Ю.В.Курьяновича.

Кстати

Искусство книги

Недавно на XXIV Минской международной книжной выставке–ярмарке презентовали книгу «Милиция Беларуси: 100 лет. История и современность». Авторы — ветераны органов внутренних дел, преподаватели Академии МВД и многие другие — постарались вместить вековую историю в два тома, взяв самое важное и знаковое для Беларуси.

Министр внутренних дел Игорь Шуневич уверен, что издание будет интересно не только людям в погонах, но и ценителям хорошей литературы: «Работа над книгой далась нелегко, информацию приходилось искать в том числе в архивах России. Огромную работу проделали ветераны. В итоге перед нами историческая, аутентичная, новая по содержанию книга. Уверен, она будет жить долго».

Хроника послевоенного времени

В первые послевоенные годы на службу в органы внутренних дел были приняты Герои Советского Союза старшина П.В.Нестерович, капитан М.М.Гармоза, В.И.Сентюрин, кавалеры ордена Славы В.Ф.Ландыченко и старшина А.И.Зосик и другие.

1945 г. — в детских приемниках–распределителях НКВД БССР содержались 16.016 детей.

1947 г. — с отменой карточной системы на органы внутренних дел возложена функция по охране денег в пути и на выплатных пунктах на время обменных операций. Милиционеры закреплялись за банками, сберкассами, обменными пунктами. Они несли персональную ответственность за пресечение ограблений, спекуляций, за общественный порядок.

1948 г. — в БССР работало 294 детдома, сотрудники милиции в приемные семьи устроили 36 тыс. детей. К 1950 г. удалось резко снизить количество безнадзорных детей, а беспризорность была почти полностью ликвидирована.

Ноябрь 1950 г. — учреждена медаль «За отличную службу по охране общественного порядка». Этой наградой отмечались сотрудники милиции, внутренней и конвойной охраны, а также общественность.

1952 г. — количество опасных преступлений по сравнению с 1946 годом сократилось более чем в 10 раз.

Октябрь 1953 г. — введен единый для СССР образец паспорта.

1953 г. — утвержден нагрудный знак «Отличник милиции».

1954 г. — в милиции создана служба дежурных, куда назначали наиболее опытных и квалифицированных сотрудников. Это позволило населению круглосуточно обращаться с заявлениями и сообщениями о преступлениях и повысило оперативность работы.

Советская Белоруссия № 34 (25169). Суббота, 18 февраля 2017

Телефон доверия
#моямилиция