17 июня 2016«Вы были для нас не только Начальником и Учителем, но и лучшим другом...»

Февральская и Октябрьская революции 1917 года кардинально изменили историю Российской империи. К власти пришли большевики во главе с В.И. Лениным. Новому правительству досталось тяжелейшее наследство. Страна уже не один год воевала на полях Первой мировой войны, к тому времени неся огромные потери. Разваливалась экономика. И общество, и армия были деморализованы постоянными неудачами на фронтах. Отсюда массовое, растущее дезертирство. Причем солдаты уходили с оружием в руках. Ситуация в тылу тоже становилась критической. Во многих населенных пунктах скопились тысячи беженцев с оккупированных врагом территорий.

Крупные города, губернские центры, да и мелкие поселения захлестывала волна бандитизма. Неудержимо росло количество хорошо вооруженных воровских и грабительских шаек. Подпиткой им стало освобождение из тюрем не только политических противников царского режима, но и матерых уголовников.

Не лучшие времена настали и для сыщиков. В Петрограде здание, где располагалась сыскная полиция, сожгли бандиты. Многие полицейские участки были разгромлены, оперативные учеты уничтожены.

Большевики понимали, чем грозит стране уголовный террор, который с каждым днем набирал обороты. Уже на третий день советской власти, осенью 1917 года, было принято постановление НКВД «О рабочей милиции». Флагманом в этом начинании стал Петроград. В милицию набирались бойцы Красной Гвардии и передовые рабочие.

Первый нарком внутренних дел А.И. Рыков и сменивший его на этом посту Г.И. Петровский понимали, что новых сотрудников милиции надо учить прежде всего профессиональному мастерству. Большинство из них были просто неграмотными.

Надо отдать должное сыскной полиции Петрограда, идею наркомов поддержали многие сотрудники. Они провели общее собрание и приняли резолюцию, в которой одобрили проводимые Петросоветом меры по укреплению общественного порядка в городе и просили принять их на работу в милицию. Сыщики хорошо понимали, что уголовная преступность не имеет политической окраски, что вести решительную борьбу с ней нужно на профессиональной основе.

Последний начальник царской сыскной полиции А.А. Кирпичников добился приема у Г.И. Петровского и вручил ему резолюцию собрания. Нарком, внимательно выслушав Аркадия Аркадьевича, попросил его самого и подчиненных остаться на своих местах и выполнять свои служебные обязанности, а главное – заняться профессиональной подготовкой милиционеров.

Корифеи сыска помогли правильно организовать патрульно-постовую службу милиции и Красной Гвардии, восстановили конную милицию, а главное, не дожидаясь указаний сверху, стали готовить оперативных сотрудников. Молодежь пришлось обучать азам профессии – как составлять протоколы, допрашивать подозреваемых и разыскивать свидетелей.

Вскоре в Петрограде появилось и первое учебное заведение, где готовили профессионалов уголовного сыска. Это был Коммунистический университет имени Зиновьева, в котором открыли факультет уголовного розыска. Первых советских сыщиков обучали опытнейшие старые криминалисты, криминологи, юристы, адвокаты.

5 октября 1918 года решением коллегии НКВД в составе органов милиции были созданы отделения уголовного розыска. Это позволило ликвидировать ряд крупных бандитских группировок, выявить тех, кто организовывал шайки погромщиков, задержать десятки грабителей и спекулянтов.

Школу петроградского сыска прошли многие сотрудники, которые затем влились в ряды и белорусского уголовного розыска, передав свой богатый опыт местным работникам.

Одним из таких представителей петроградской школы был начальник уголовного розыска Витебской губернии Сергей Федорович Кабанов.

С.Ф. Кабанов родился 7 октября 1883 года в местечке Любовики Оршанского уезда Могилевской губернии (в настоящее время Смоленская область РФ) в крестьянской семье. С детских лет познал тяжелый труд хлебороба. Работал по найму. В 1904 году был принят телеграфистом на железнодорожную станцию Крейцбург (Двинский уезд) Риго-Орловской железной дороги. В 1905 году его уволили за то, что поддержал забастовку железнодорожников. Уехал в Петербург. Там два года был чернорабочим на грузовых биржах, изучил жизнь самого «дна».

Впрочем, здесь он в 1906 году выдержал испытание за 5 классов гимназии. Молодой биржевой грузчик, стремившийся к учебе, был замечен сотрудниками уголовного сыска. И в 1907 году парню предложили поступить на работу в сыскную полицию.

Сыск увлек Кабанова, и он без остатка отдавал себя новому делу. Благодаря трудолюбию и природному таланту быстро изучил законы преступного мира, познал его суровые обычаи и нравы. Закалив себя ежедневным изнурительным и опасным трудом, вскоре стал одним из лучших в профессии.

В каких только переделках не побывал… Завязав в мешок, питерские громилы сбросили его в Фонтанку. Опять же связав, заперли в сарае и подожгли строение. И всё-таки Сергей выходил из всех этих злоключений целым и невредимым.

Годы революции застали его на том же тяжелом посту. Он участвовал в собрании сыщиков, проведенном начальником столичной сыскной полиции Кирпичниковым, и перешел на сторону большевиков в Рабочую милицию, где продолжил борьбу с уголовной преступностью с тем же упорством.

27 сентября 1918 года С.Ф. Кабанова направили на фронт, в особый отдел штаба Западной армии, затем в Витебск, в отдел губернской ЧК как уполномоченного от штаба армии. В январе 1919 года его приняли в члены ВКП(б).

С сентября 1919 года он снова сыщик: помощник начальника милиции Витебской губернии по уголовному розыску. В Витебск Сергей Федорович перевез жену Клавдию Дмитриевну и дочерей – десятилетнюю Надежду и восьмилетнюю Евгению.

Ознакомившись с ситуацией в местном уголовном розыске, Кабанов подготовил в губисполком и начальнику губмилиции программу возрождения сыскного дела.

«…Я вступил в исполнение должности начальника Губрозыска. Штат полный, но за исключением 2-3 человек не отвечает своему назначению, никто из них не знаком с сыскной работой. Помещений практически нет, а где есть, выбиты окна, мебель отсутствует или непригодна. Бумаги, чернил, перьев и других канцтоваров нет. Покупаем за свои деньги, которых также почти нет. Судебные власти требуют, чтобы материалы дознания приносили в особых обложках, но их не выдают.
У сотрудников нет более-менее подходящей одежды и обуви. А поэтому в таких условиях и работа уголовного розыска сводится к нулю…».

Далее начальник губрозыска предлагает двенадцать конкретных шагов организационно-штатного, материально-технического и культурно-просветительского характера, которые призваны улучшить работу сотрудников и подразделений.

Создав более-менее подходящие условия для работы, Кабанов самым серьезным образом занялся обучением личного состава.

Прежде всего подготовил «Спутник-руководитель для агентов по борьбе с преступностью», в котором детально изложил всё, что должен знать агент, как поступать при получении информации о совершенном преступлении, как построить беседу с задержанным и подозреваемым, как действовать на месте происшествия.

Он лично участвовал в раскрытии наиболее сложных и дерзких преступлений, собственным примером обучая подчиненных.

Была открыта трехмесячная школа по подготовке квалифицированных работников сыска, первых 45 ее выпускников направили в уезды. Был установлен тесный контакт сотрудников УР Уголовный розыск с подразделениями милиции, которую Кабанов сам и возглавил по решению губисполкома.

По опыту сыскного отдела Петрограда завели оперативные учеты – картотеки, где содержались все анкетные данные подучетников, указывались их прозвища, адреса убежищ, способы совершения преступлений, адреса возможного проживания и т. д.

Фотографии преступников с учетом их криминальных «профессий» были размещены в спецальбомах, с которыми знакомили потерпевших. Это значительно ускоряло раскрытие преступлений.

Таким образом, за четыре года в Витебском губрозыске Кабанов создал квалифицированный аппарат сыщиков, стал грозой преступного мира, обрел непререкаемый авторитет не только у своих подчиненных, но и в глазах общественности и руководства губернии.

Прокурор Витебской губернии И. Бессмертный отмечал в своем Приказе № 48 от 23 января 1923 года:

«Последние дни город был потрясен чрезвычайно дерзкими налетами бандитов и зверскими убийствами: новый день приносил новое известие о еще более жестоком злодеянии. Только неотложные дела вызывали по вечерам на опустевшую улицу граждан, которые с оглядкой спешили домой, где также не считали себя в безопасности. Но благодаря редкой энергии руководителя губернского угрозыска тов. Кабанова, его умелому подходу к делу удалось по совершенно незначительным уликам раскрыть все преступления, и что особенно ценно – обнаружить всех участвовавших в них бандитов, которые уже понесли должное наказание.

При поимке преступников тов. Кабанову и его достойным сотрудникам приходилось преодолевать неимоверные трудности, рискуя на каждом шагу своей жизнью.

Кошмар рассеялся, а, с другой стороны, и преступный элемент, которого в Витебске и его окрестностях имеется немалое количество, после такого быстрого и решительного напора совершенно затих, не давая о себе знать даже мелкими кражами.

Отмечая в настоящем приказе быстроту, энергию, самоотверженность и полное знание дела, проявленные губернским угрозыском при раскрытии дерзких преступлений, я, прокурор Витебской губернии, объявляю от лица службы благодарность сотрудникам в лице его талантливого руководителя тов. Кабанова».

Какие только банды не ликвидировал угрозыск под руководством С.Ф. Кабанова. Повторю: всегда при его непосредственном участии в поимке главарей разбойничьих шаек – неких Веремейчика, Былина, Иваненко и прочих бандитов, детоубийц и грабителей.

За время существования угрозыска пять сотрудников погибли и одиннадцать были ранены.

– С такими преданными своему делу товарищами мы всегда выполним свои обязанности, – говорил тогда т. Кабанов, – нужна лишь более энергичная помощь со стороны губисполкома.

Рабочие многих предприятий в своих резолюциях выражали признательность угрозыску за успешную работу по раскрытию дерзких тяжких преступлений.

Впрочем, работу угрозыска и Витебский губисполком не оставлял без внимания. 20 сентября 1923 года было проведено спецзаседание президиума губисполкома, по итогам которого губисполком высоко оценил работу и упорство уголовного розыска в борьбе с бандитизмом. Учитывая и предыдущие заслуги в изобличении и задержании бандитских шаек, Сергей Федорович был награжден золотыми часами с соответствующей надписью, а его подчиненные – начальник Витебского уездного отделения уголовного розыска Слиборский и инспектор уголовного розыска Тарасов – отмечены серебряными часами с благодарственной надписью.

Бессонные ночи, полуголодное существование, постоянные нервные перегрузки не могли не отразиться на здоровье С.Ф. Кабанова. Врачи поставили неутешительный диагноз: «Нуждается в лечении и перемене места жительства, переезде в южные районы страны, иначе заболевание легких может принять необратимый характер».

Кабанов пишет рапорт в Центророзыск в Москву с просьбой перевести его на Кавказ. Приказом по Центророзыску № 13 от 6 февраля 1923 года Кабанова назначили на должность начальника Терского губрозыска в г. Пятигорск.

Получив копию приказа из Центророзыска, С.Ф. Кабанов направил заявление и врачебную выписку в Витебский губернский комитет ВКП(б) с ходатайством об откомандировании к новому месту службы. Но ему отказали ввиду отсутствия замены. Хотя С.Ф. Кабанов, являясь начальником губрозыска, неоднократно командировался Центророзыском в другие города Российской Федерации для организации работы по изобличению банд, а его обязанности успешно исполнял Жихарович – заместитель. Практика направления опытных оперативных работников уголовного розыска в другие регионы широко применялась в то время.

Витебский губернский комитет ВКП(б) хотя и отказал в откомандировании С.Ф. Кабанова, но всё же принял решение о предоставлении ему трехмесячного отпуска для лечения с сохранением денежного содержания и оказании материальной помощи для лечения. После этого С.Ф. Кабанов направил новый рапорт в Москву, уже с просьбой об отмене приказа о назначении его начальником Терского губрозыска.

После курса лечения он с новыми силами приступил к исполнению прежних обязанностей, раскрывал одно преступление за другим.

Так, в ночь на 24 марта 1923 года была совершена кража 11 пудов сахара из подвального помещения губернского суда. Продукт предназначался для выдачи работникам суда в качестве зарплаты.

Сотрудниками розыска кража была раскрыта в течение двух суток. Двое воров были задержаны. А сахар был возвращен, хотя уже прошел через четвертые руки.

Приказом по управлению губисполкома № 30 от 18 апреля губернскому уголовному розыску в лице С.Ф. Кабанова была объявлена благодарность за умелые действия по установлению преступников и возвращению похищенного.

В 1924 году руководство Центророзыска предприняло еще одну настойчивую попытку перевести С.Ф. Кабанова на постоянную работу в Москву. Витебский губернский исполком и комитет ВКП(б) всячески препятствовали этому, так как расставаться с таким начальником губрозыска у них не было никакого желания, да и достойной замены, человека с таким опытом работы на то время не было.

И всё-таки 7 марта 1924 года Приказом по управлению делами НКВД РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика № 38 Сергей Федорович Кабанов зачислен на должность начальника активного отдела уголовного розыска Центрального административного управления НКВД. В Витебский губернский комитет ВКП(б) направлено категоричное указание НКВД РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика откомандировать С.Ф. Кабанова в Москву, так как Центророзыск НКВД самостоятельно решает судьбу своих подчиненных и согласие губкома ВКП(б) в таком случае не требуется.

Прощание сотрудников уголовного розыска и милиционеров с С.Ф. Кабановым по случаю его отъезда на работу в Москву было до слез душевным, трогательным.

Несколько строк из благодарственных писем, направленных Кабанову:

«Глубокоуважаемый и дорогой Сергей Федорович!
Сегодня день проводов, но нет лишних слез...
Сегодня день, когда переворачивается старая, исписанная властной рукой жизни страница, в которой запечатлено самое ценное и дорогое для нас – наше совместное сотрудничество с Вами, наша совместная работа по пути к общим целям и задачам…
Сегодня день, когда мы подводим итоги нашей повседневной кропотливой и ответственной работы под Вашим умелым руководством. И мы гордимся Вами, дорогой Сергей Федорович, мы полны бесконечного уважения и любви к Вам.
Вы возглавляли наше учреждение в течение почти 5 лет, и из небольшого отделения Вы создали мощное учреждение с могучим аппаратом, с авторитетным именем и доброй славой.
Вашу преданность делу, Вашу неустанную энергичную работу достойно отметили руководящие нами высшие органы Рабоче-Крестьянской власти, оценившие Ваши заслуги перед Революцией и пролетариатом.
Мы же, всегда веря в Вас, любя Вас, шли по пути Ваших указаний, всегда разумных, толковых и полезных для дела.
Помимо вдумчивого и серьезного отношения к службе, Вы как начальник внесли в нашу работу и наиболее дорогие и ценные в Вас качества – отзывчивого и чуткого человека, в котором профессиональные и экономические интересы служащих находили всегда полную поддержку…
Расставаясь с Вами, мы никогда не забудем Вас, дорогой Сергей Федорович, и вместе с тем уверены, что на Вашем новом, высоком и ответственном посту Вы будете тем же умелым и отличным работником, хорошим товарищем и добрым начальником, каким были здесь среди нас…».

А далее подписи всех сотрудников губрозыска.

Строки из письма Витебской городской милиции:

«...Благодаря Вашему умелому подходу к делу и администраторским способностям Вы безболезненно вскрыли нарывы милицейского аппарата, так губительно отражавшиеся на нашей тяжелой, нервной повседневной работе, а именно – склоку и рознь, на месте которых появились сплоченность и разумная сознательная дисциплина.

Несмотря на скудость финансовых средств, коими Вы располагали в своей работе, в связи с тяжелым хозяйственным положением Витебской губернии вообще, тем не менее, Вы нашли способ нас одеть, обуть, вооружить и тем самым создать подобающий внешний вид и сохранить наше здоровье…».

Трогательные письма аналогичного содержания поступили в адрес Сергея Федоровича от всех уездных подразделений уголовного розыска и милиции Витебской губернии.

Нельзя не привести строки из письма комсостава и милиционеров резерва Витебской губмилиции:

«Дорогой Сергей Федорович!

Чувство глубокого уважения к Вам, оставленное Вашими заботами о нас, милиционерах, заставляет нас в день Вашего отъезда принести Вам сердечную благодарность. Благодаря Вашей энергии и преданности делу мы сейчас обуты и одеты. Вашу работу по улучшению быта милиционеров мы не забудем. Вы были для нас не только Начальником и Учителем, но и лучшим другом и старшим товарищем…».

Оставить без внимания такие теплые и искренние пожелания Сергей Федорович, конечно же, не мог. Он обратился ко всем сотрудникам милиции и уголовного розыска Витебской губернии с ответным благодарственным письмом. Несколько строк из этого послания:

«Дорогие товарищи!

Постановлением ЦК нашей партии я призван на новую ответственную работу в отдел уголовного розыска ЦАУ НКВД.

Отправляясь к месту своей новой службы, я считаю своим долгом вспомнить о тех, которые в течение долгих лет совместно и стойко делили со мной все трудности и заботы по упорядочению уголовно-розыскного аппарата и общемилицейского дела, среди невероятно тяжелой, порою неслыханно трудной обстановки и условий нашей общегосударственной жизни в первые годы ее существования.

Пять лет тому назад я вступил в вашу семью, приняв на себя руководство уголовным розыском губернии.

В дни грозных бурь для нашего государственного корабля, в дни самоусовершенствования и самоукрепления Советской власти выковывались милиция и уголовный розыск – эти два молодых, только что призванных к жизни аппарата.

Неимоверно тяжелые условия существования, материальная необеспеченность в связи со скудостью государственного денежного сундука не сломили в сотрудниках милиции и уголовного розыска их стремлений, их крепкой воли, их стойкого сознания своего нравственного долга перед Революцией и Республикой в достижении намеченной цели.

Эти ценные и дорогие мне в вас качества особенно рельефно выступают в моей памяти теперь, когда я вижу плодотворность всей проделанной совместной работы, когда я оставляю крепкую сильную милицию и уголовный розыск…

…Мои искренние пожелания милиции и уголовному розыску Витгубернии, дальнейших преуспеваний на пути их трудной ответственной работы, того сознательного отношения к делу, той стойкости и дисциплины, которые среди вас наблюдались до сих пор.

Благодарю всех вас от лица службы за совместно понесенные труды и заботы. Я расстаюсь с вами с полной уверенностью в примерном выполнении вами всех возложенных мною на вас надежд».

Все свои знания, весь свой опыт С.Ф. Кабанов отдавал и работе в центральном аппарате уголовного розыска НКВД РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика. В его обязанности входила организация работы по ликвидации бандитских шаек, которых в то время было несметное количество.
За три года работы в Центророзыске он практически побывал во всех уголках страны, именно там, где были нужны опыт и профессионализм.
Стоит всего лишь кратко перечислить его командировки, отчеты по которым имеются в личном деле: Ташкент, Фрунзе, Андижан, Брянск, Смоленск, Тюмень, Новосибирск, Семипалатинск, Курск, Орел, Тула, Царицын, Ростов-на-Дону, Кубано-Черноморская и Терская области. Из этих поездок он возвращался с конкретными результатами в раскрытии тяжких преступлений.

Приведу только один пример его работы на Орловщине.

Из Благодарственной грамоты Орловского губернского исполнительного комитета:

«Начальнику активного отдела ЦАУ НКВД РСФСР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика тов. Кабанову С.Ф.

С 1923 года по 3 декабря 1925 года в пределах Муравльской, Гостомльской и Троскенской волостей Малоархангельского уезда Орловской губернии и в прилегающем к последним Курском уезде оперировала шайка известных главарей бандитов Жердова и Каратина в количестве девяти человек, которая совершила ряд дерзких убийств и ограблений, терроризировала крестьянское население упомянутого района, до сих пор была неуловимой.

Только благодаря умелому руководству отрядом Орловского губрозыска и милиции, при наличии опытных работников ЦАУ НКВД, а также проявленной энергии и инициативе со стороны начальника активного отдела уголовного розыска ЦАУ НКВД тов. Сергея Федоровича Кабанова целиком была успешно ликвидирована банда в полном составе, в количестве девяти человек, за что Президиум Орловского губисполкома от лица трудящихся губернии объявляет тов. Кабанову Благодарность с выдачей означенной грамоты и отреза на костюм и одновременно возбуждает ходатайство перед Президиумом ВЦИК об объявлении от своего имени тов. Кабанову Благодарности.

Председатель Орловского губисполкома Прокофьев».

Постановлением Президиума ЦИК Союза ССР от 4 июля 1926 года С.Ф. Кабанов за отличие в ликвидации бандитизма в Орловской губернии был награжден высшей государственной наградой того времени – орденом «Красное Знамя» (позже орден Красного Знамени).

К чести белорусской милиции этим же Постановлением Президиума ЦИК Союза ССР за ряд отличий при ликвидации бандитизма на территории Минской губернии в 1922 – 1924 годах такой же награды – ордена «Красное Знамя» были удостоены уполномоченный по борьбе с бандитизмом Борисовского округа Михаил Михайлович Лисовский и милиционер Александр Шпаков.

Эти подвиги первых сотрудников отечественного уголовного розыска и милиции на заре становления белорусской государственности делают честь и славу нашей милиции и являются достойным примером для современных стражей правопорядка.

Находясь в Москве, занимаясь вопросами союзного уголовного розыска, Сергей Федорович не забывал и Витебщину. Он по личной инициативе буквально выпросил у вышестоящего руководства командировку, чтобы завершить задуманное, а конкретнее – создать при уголовном розыске Витебской губернии служебный собачий питомник.

В декабре 1927 года Приказом № 205 Центральное административное управление НКВД было ликвидировано. На его основе сформировали три самостоятельных отдела: административного надзора, уголовного розыска и милиции. В этот период Сергей Федорович был освобожден от должности начальника активного отдела и переведен на работу в ревизионную комиссию издательства НКВД. Здесь он подготовил монографию «Организация борьбы с уголовной преступностью в сельской местности», которая пользуется популярностью среди научных работников и в настоящее время, о чем свидетельствуют ссылки в научных работах, имеющихся в интернете.

В марте 1929 года С.Ф. Кабанов ушел на заслуженный отдых. По ходатайству наркома внутренних дел Толмачева, Сергею Федоровичу, учитывая его личные заслуги в борьбе с бандитизмом, была пожизненно назначена персональная пенсия республиканского значения.

Но и уйдя на заслуженных отдых, Сергей Федорович не сидел без дела. До 1953 года он занимал руководящие должности в различных учреждениях страны. Был заместителем директора Горной академии в Москве, коммерческим директором в тресте «Алтайзолото», заместителем директора треста столовых и ресторанов Белорусской и Калининской железных дорог, председателем артели «Художник» в Башкирской АССР, заместителем председателя правления артели «800 лет Москвы».

Последние годы своей жизни этот заслуженный человек провел в Москве. Проживал в коммунальной квартире дома № 7 по Малому Харитоньевскому переулку. В 1954 году похоронил свою жену Клавдию Дмитриевну. А в марте 1956 года на семьдесят третьем году жизни не стало и самого Сергея Федоровича. Похоронен он с почестями на Новодевичьем кладбище.

P.S. К сожалению, в книге «Память» МВД Республики Беларусь, посвященной сотрудникам органов внутренних дел и военнослужащим внутренних войск, погибшим при исполнении служебного долга, Кабанов Сергей Федорович, начальник уголовного розыска Витебской губернии, значится погибшим при исполнении служебного долга в 1936 году. Жизнь этого легендарного сыщика была неоправданно забыта.

Николай Губский

Телефон доверия
#моямилиция