4 февраля 2017Слово о первом министре

Говорить о себе Сергей Саввич Бельченко не любил. В редких интервью генерал–полковник, последний нарком и первый министр внутренних дел БССР больше рассказывал о людях, с которыми свела судьба — отважных рядовых и гениальных командирах, о знаковых исторических событиях, участником которых он стал. На трудности не жаловался. Характер закалила служба, начавшаяся горячими боевыми операциями в составе погранвойск в Средней Азии. Решения принимал быстро и смело, думал на несколько шагов вперед... К сожалению, сведений об этом человеке крайне мало. Что–то удалось узнать в Национальном архиве — из ныне рассекреченного личного дела С.Бельченко, докладных записок, справок, спецсообщений и переписки МВД БССР с ЦК КП(б). В руки попала также книга историка А.Попова. Ее уникальность в том, что впервые повествование ведется от имени Бельченко. Вот лишь некоторые штрихи к портрету легендарного министра.

В начале 1941–го с разделением НКВД на два наркомата — внутренних дел и госбезопасности — Бельченко назначают начальником Управления НКГБ по Белостокской области. Сергей Саввич вспоминал: «С первых месяцев 1941–го увеличилось количество забрасываемых к нам агентов. Агентура того периода была более квалифицированной. Гитлеровское командование активизировало воздушную разведку, враг стягивал к нашей границе войска и технику, рыл траншеи... 21 июня с сопредельной стороны прорвался наш товарищ, сообщил: гитлеровские войска начнут наступление на рассвете 22 июня. В 1.30 утра 22 июня это подтвердил второй наш человек. Разведка погранвойск и территориальных органов НКГБ белостокского направления в основном своевременно информировали о тревожных фактах, однако нам порой казалось, что к этим сообщениям в верхах не всегда прислушивались».

«Война — жестокая штука. Помню, на одной из дорог я увидел мертвую женщину. По ней ползал годовалый ребенок. Машины проезжали мимо, и никому не было до него дела. Увидев санитарную машину, следовавшую на восток, я вышел на дорогу и поднял левую руку. В правой держал маузер так, чтобы шофер «санитарки» видел его. Это была крайняя мера. Машина оказалась забита ранеными красноармейцами. Я попросил шофера взять ребенка, но он наотрез отказался. Тогда я сказал, что расстреляю его как не выполнившего приказ старшего по званию. Он молча взял малыша в кабину и уехал».

...Мало кто знает, что, имея данные об отступлении наших войск, именно Бельченко сформировал две первые разведдиверсионные группы, став, сам того не предполагая, одним из начинателей партизанской борьбы. И в последующие военные годы, будучи замначальника Центрального штаба партизанского движения, Сергей Саввич демонстрировал яркий талант стратега, спланировав многие операции.

Он всегда был там, где горячо. Неоднократно, будучи замначальника отдела контрразведки Западного фронта, выполнял особые поручения командующего войсками Западного фронта Г.К.Жукова. Участвовал и в обороне Москвы. Бельченко вспоминал: «Среди многих боевых наград особенно дорог первый орден Красного Знамени, его 26 декабря 1941 года мне вручил Георгий Константинович за оборону Москвы. О награждении я узнал от самого Жукова. Он вызвал меня и поинтересовался, читаю ли я фронтовые газеты. Я ответил, что читаю, если есть время. «Значит, вы слишком занятой человек, коль не соизволили прочитать даже о своем награждении», — засмеялся командующий. Достал орден, пожал мне руку и вручил его».

...Ноябрь 1943–го. Только что освобожден Гомель (сюда в октябре переехало руководство республиканского наркомата). Город лежит в руинах, люди живут в землянках, не хватает продовольствия. В таких условиях Бельченко, назначенному на должность наркома внутренних дел Белорусской ССР, пришлось с нуля организовывать работу милиции. Спустя какое–то время она на 90 процентов состояла из бывших партизан. Обстановка в освобожденной части Белоруссии была тревожной.

«День Победы я встретил в боевых условиях, — продолжает свой рассказ со страниц книги генерал–полковник. — Западнее города Лида в лесном массиве я руководил операцией по ликвидации крупной группировки, состоявшей из двух банд — Рагнера и Котвича. Окруженные плотным кольцом бандиты, пытаясь вырваться, отчаянно сопротивлялись. В этот момент наш радист доложил о капитуляции Германии. Воодушевленные известием бойцы ринулись вперед и уничтожили бандитов. Гитлеровский агент Рагнер был взят живым».

Всего в Белоруссии оперировало около 300 банд. Крупные бандформирования были ликвидированы только в 1947–м. Более мелкие ушли в подполье, борьба с ними продолжалась.

В своих докладных записках министр внутренних дел БССР регулярно сообщал в ЦК КП(б) Белоруссии о задержанных дезертирах, прислужниках фашистов, власовцах, полицейских, предателях, служивших в Белорусской краевой обороне. О прочих пойманных преступниках, бежавших из тюрем, лагерей, спецпоселений СССР, из ссылки, не прибывших к месту жительства репатриантах. Одни прибивались к бандгруппировкам, другие надеялись отсидеться за границей, третьи присваивали чужие фамилии, а заодно звания и награды. Еще одни прятались по норам. К примеру, более 4 лет в яме под полом в доме родственников скрывался О.Нехведович, совершивший с 47 заключенными вооруженный побег из исправительно–трудового лагеря в апреле 1945–го.

1979 г. Министры внутренних дел БССР разных лет — генералы С.С.Бельченко (справа, 1943–1946 — народный комиссар, 1946–1953 — министр) и Г.Н.Жабицкий (1978–1984)

Бандиты ненавидели С.Бельченко, считая его своим личным врагом. «Они охотились за мной. Вот лишь один случай. В Минске 16 октября 1946–го снайпер из расположенного рядом с домом сарая, целясь через чердачное окно в окно моей спальни, выстрелил в меня. Это случилось на рассвете, вскоре после того, как я вернулся домой. Так как я был укрыт одеялом, пуля застряла в нем, в вате, лишь оставив на животе слабый ожог». Стрелявший скрылся. Что характерно, Сергей Саввич запретил по горячим следам блокировать город, проводить масштабное расследование, решив не тратить на это время и силы.

В то время МВД имело огромный вес и выполняло множество несвойственных ему функций. К примеру, после министерских проверок давались указания устранить грубейшие нарушения пожарной безопасности объектов министерств легкой промышленности, лесной и бумажной, топливной, мясо–молочной, автотранспорта, коммунального хозяйства, здравоохранения, просвещения, сельского хозяйства и прочих. МВД указывало на недочеты в работе ведомственной пожарно–сторожевой охраны, бесконтрольность за несением постовой службы по охране различных объектов, выявляло причины и условия ЧП. Проверяло даже состояние местной противовоздушной обороны БССР.

Особое беспокойство после войны вызывали беспризорники. Жены руководящих работников возглавили общественную комиссию, которая много сделала для обустройства этих детей: организовывала столовые, собирала продукты питания, одежду, обувь, проводила воспитательную работу в создаваемых детских учреждениях. Бельченко сообщал в ЦК следующее: «Только за 1946–й и I квартал 1950–го органами милиции, отделами охраны МГБ на железнодорожном транспорте было задержано 15.776 детей, из них беспризорных 5.868, безнадзорных 9.908». За этот период в детские приемники–распределители МВД Белорусской ССР было устроено 10.705 несовершеннолетних. А оттуда — в детдома, трудовые воспитательные колонии... Более 4 тысяч возвращено родителям. Один мальчик, к примеру, сбежал из дому после того, как учительница поставила ему низкую отметку. Другой просто захотел увидеть море, третий отправился путешествовать по Советскому Союзу. Были случаи, когда в семьи маленьких беглецов возвращали по 5 — 7 раз. За I квартал 1950–го в Минский детприемник поступило 20 детей из деревни Логойского района, они бросили школу и стали попрошайничать. Немало бежало из детдомов, из–под патроната и опеки. Так что вместе с воспитанием детей милиция плотно работала и с родителями, отделами образования, местной властью, предприятиями, детским колониями, настаивая на создании необходимых для мальчиков и девочек условий.

С.Бельченко был принципиален и в очищении органов МВД от людей, не внушавших доверия, в укреплении дисциплины, обучении сотрудников и даже контроле качества учебы. При этом ратовал за улучшение материально–бытовых условий для милиционеров, чуткость и внимание к их запросам и жалобам... Кто знает, по какому бы пути развивалась белорусская милиция, если бы не этот человек. За свою жизнь Сергей Саввич успел сделать многое и уж точно не зря получал ордена, медали, был уважаем и назначался на столь высокие должности. В 2002 году, незадолго до своего 100–летия, его не стало. Однако память хранят те, кто знал его лично. В Беларуси его всегда будут вспоминать с теплотой.

Справка «СБ»

С.Бельченко родился в 1902 году в селе Соленое (Днепропетровская область) в семье батрака. Военную службу начинал в береговой артиллерии. Великую Отечественную войну встретил в Белостоке, после воевал под Москвой, руководил партизанскими штабами на Западном и Калининском фронтах, занимал должность заместителя начальника Центрального штаба партизанского движения. В 1943 — 1953 годах — народный комиссар (с 1946 года — министр) внутренних дел БССР. В дальнейшем был заместителем председателя КГБ при Совете Министров СССР. В отставку вышел в 1959–м. Награжден четырьмя орденами Ленина, пятью — Красного Знамени, орденами Жукова, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, Дружбы, многими медалями. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.

Людмила ГЛАДКАЯ

Фото Александра СТАДУБА, Владимира ШЛАПАКА, а также предоставлены МВД.

Редакция благодарит за помощь в подготовке статьи зав. отделом Национального архива Маргариту Старостенко. В публикации также использованы материалы книги «15 встреч с генералом КГБ Бельченко» А.Попова.

Советская Белоруссия № 24 (25159). Суббота, 4 февраля 2017

Телефон доверия
#моямилиция